ФЭНДОМ


Бой с Белдогом — девятая история первого цикла «Приключения кота Мяунжика Враузера», а также вторая в подцикле «Белдог». Перед прочтением рекомендуется ознакомиться с восьмой историей цикла.

Читать!

Заинтересованные вчерашней историей, котята раньше обычного покинули подвалы и собрались посреди двора заблаговременно. Мяунжик, кот-рассказчик, словно догадался об этом, и тоже явился немного раньше, чем всегда.

— Все собрались? — поинтересовался Мяунжик.

— Да! — хором ответили котята.

— Ну, что ж, вижу, вам не терпится услышать продолжение вчерашней истории? Тогда начинаю.

Бой с Белдогом

Напоминая вчерашний рассказ, скажу, что после неудачной попытки упрятать отряд псов-хулиганов за решётку, вернее, на остров, собаки принялись мстить обидчикам, в первую очередь котам. Мало того, в их отряде объявился некто Белдог — пёс в белой маске, от одного вида которого местные жители приходили в панику. Сложившаяся ситуация грозила обернуться беспорядками на улицах города, причём не столько из-за предполагаемых собачьих хулиганств, сколько из-за непредсказуемого поведения перепуганных горожан. Для разрешения проблемы мне требовалось во что бы то ни стало дать бой Белдогу с его небольшой армией, а ещё лучше, разузнать, кто он на самом деле, дабы показать, что не такой уж он и ужасный и незачем его бояться. Естественно, в одиночку сражаться с дюжиной собак было безрассудно, поэтому на следующий же день после появления Белдога я отправился искать помощников в драке. 

Первым делом я решил уговорить «надрать Белдогу хвост» моих сослуживцев, работников Кошачьего Научно-Исследовательского Института, который, к слову, уже достаточное время занимался разработкой помимо всякой всячины ещё и оружия, так что если не бойцов, то хоть снаряжение мне могли предоставить. Всеобщая паника лишь отчасти докатилась до КНИИ: поскольку все коты тут были учёные, то за поведением перепуганных толп они наблюдали больше с интересом, чем с подражанием. А вот в установлении личности Белдога и его усмирении руководство института было заинтересовано не меньше городского суда, отчасти из природного любопытства, отчасти из-за опасений, что Белдог своими хулиганствами может помешать разработкам, как уже не раз делали Рыкала и Бобик-террорист. Некоторые из простых работников тоже разделяли моё рвение поскорее показать собакам, что по чём, так что с позволения начальства я взял с собой пятерых котов. Вместе с заданием «временного устранения угрозы» нам заодно поручили испытать в полевых условиях несколько новых разработок: газовые гранаты, усовершенствованные пистолеты и самое примечательное изобретение — псоотпуг — излучатель особых волн, вызывающих приступы страха в собачьем мозгу. Всего этого снаряжения нам дали чуть ли не ящик, так что появилась возможность вооружить и других котов, если бы мне удалось их уговорить выйти на бой с Белдогом.

Когда дела в институте были улажены, я попросил согласившихся мне помочь сослуживцев обойти нескольких соседей, чтобы склонить их к действу, и сам тоже помчался по знакомым котам. Несмотря на всё наше усердие, из множества котов лишь с полдюжины согласились помочь одолеть собак — так сильно остальных успел запугать Белдог. Впрочем, двенадцать котов в сумме вместе со мной, да ещё и снаряжённые по последнему слову КНИИ вполне могли поставить не особо бо́льшую шайку псов на место, поэтому, не теряя времени на дальнейший поиск союзников, я повёл нашу маленькую армию к центральной части города.

Учитывая то, что в собачьей армии точно были Рыкала и Бобик-террорист, было решено начать поиски белдоговых подельников с конур этих двоих. Поскольку Бобик жил ближе, сначала мы отправились к нему, стараясь не привлекать особого внимания окружающих к себе, рассыпавшись и продвигаясь по краям улиц. Вот и конура — велев отряду окружить её, спрятаться и не высовываться без команды, я подкрался поближе и стал смотреть в приоткрытую дверь. Внутри было только двое: сам Бобик и ещё один пёс по прозвищу Нет-Котам. Они, похоже, заканчивали какую-то беседу и как раз вдруг направились к выходу, так что я едва успел отскочить за угол. Интересно, куда собаки пошли? Вряд ли на прогулку, учитывая то, что вдвоём они могли легко попасться в лапы городскому суду. Значит, вестимо, двигали они к дружкам. Придётся проследить за ними, при этом не спугнув, что весьма непросто с целой дюжиной друзей. К счастью, коты, окружившие конуру, додумались пропустить собак и не попались им на глаза, так что когда те отошли на порядочное расстояние, мы тихонько двинули следом.

Собаки шли сравнительно медленно, но временами оглядывались по сторонам, так что не оказаться замеченными ни ними, ни чересчур любопытными прохожими было довольно сложно. Направлялись псы к центральной площади, мне уже стало казаться, что они и вправду прогуливаются, но тут собаки свернули на аллею, ведшую к фонтану, а затем и вовсе в проулок, где и остановились. Мы с котами сделали то же самое, с тем лишь исключением, что не стали заходить в проулок, а пристроились за углом и стали наблюдать, что будет дальше. А дальше случилось нечто необычайно интересное: Бобик-террорист поглядел в обе стороны, неспешно подошёл к ближайшему зданию, провёл какие-то манипуляции с не пойми чем (что именно он делал видно особо не было, так как пёс повернулся к нам спиной), и тут — ничего себе! — перед собаками открылся проход в подземный тоннель… Ну, как открылся: после бобиковых манипуляций Нет-Котам сумел сдвинуть одну из служивших дорогой плит, под которой был ход вниз, но тем не менее всё это выглядело очень впечатляюще.

Собаки спустились под землю, и плита за ними вновь была задвинута; мы догнать их не успели, да, в общем-то, и не собирались, ведь долг не только бойца, но и учёного из КНИИ звал меня слегка задержаться и не упустить возможность изучить всё интересное, что бы вдруг ни попалось под лапу. Просто так плита сдвигаться не желала, вероятно, где-то рядом был механизм, блокировавший её свободное перемещение. Мы разделились и принялись обшаривать всё вокруг, как наконец наткнулись на замысловатую кнопку-рычаг — барельефную голову льва. Стоило как следует надавить на неё, как раздался глухой щелчок, после чего никому бы не составило проблем сдвинуть до этого неприступную плиту. Чем именно блокировалась плита, мне так и не удалось понять, но скорее всего это было что-то вроде электромагнита, так как никаких зубцов или чего-то подобного у входа в тоннель не обнаружилось. Не став больше задерживаться, я велел всем следовать за мной и первым принялся спускаться по крутым ступеням под землю.

Внутри тоннеля стояла почти что кромешная тьма, единственным источником света была, похоже, лампочка, светившая за поворотом, да ещё и солнечный свет, проникавший сквозь вход, который автоматически закрылся за последним котом, погрузив начало хода в абсолютный мрак. Не знаю, как собаки умудрялись ходить тут: то ли с фонариком, то ли по памяти, но котам здесь было ориентироваться явно удобнее, хоть и нелегко, благо, кошачьи глаза неплохо отражают и преувеличивают малейшие источники света, а усы дают нам возможность не налететь на препятствие в темноте. Рассматривать внутренне устройство тоннеля было пока что бесполезно, но, судя по отсутствующему запаху пыли и влаги и наличию земляного аромата, вырыт он был сравнительно недавно. По форме расположения стен, пола и потолка он был близок к квадрату со слегка закруглённым верхом, ширина была такой, что здесь могли рядом идти не более трёх, а то и двух с половиной котов, а высота позволяла чуть-чуть коснуться потолка, встав на задние лапы и вытянув передние. Пол, кажется, был покрыт тонким листовым металлом, а стены отделаны каменными плитами; что же держало потолок, выяснить не удалось. Фонариков у нас не было, так что изучать устройство тоннеля более качественно не представлялось возможным, впрочем, сейчас нам всё равно требовалось сперва догнать собак. Стараясь не издавать лишнего шума, который может быть слышен даже на другом конце такого замкнутого пространства, я повёл отряд вперёд.

Миновав поворот, мы увидели, что подземный ход тянется ещё на много метров, единственным утешением стало то, что здесь, как и предполагалось, горела тусклая лампочка, даже не одна, освещая путь и нехитрую отделку тоннеля, которую я почти угадал в темноте. Пройдя уж не помню сколько, мы наконец добрались до второго поворота, за которым обнаружили закрытую деревянную дверь, сквозь стыки которой сочился яркий, не в пример тоннельному свет, а также слышался чей-то голос:

— …все уже и так достаточно запуганы. Теперь нам надо конкретно заняться допроработкой плана установки контроля над городом!

— Да, Бобик, но пока это всё не готово, Белдог не должен исчезать!

Определённо, за дверью были те, кого мы искали. Прежде, чем нападать, я собирался дослушать собачий разговор, но тут, как назло, один из котов чихнул, словно вся пыль, которой тут хоть и было не особо много, каким-то образом умудрилась попасть именно ему в нос.

— Будь здоров, Гавзер, — послышалось из-за двери.

— Я не чихал!

— Тогда кто же? Не Мяунжик же!

— Никто из нас не чихал! Тут наверняка кто-то левый! Сматываемся, братва!

Однако не успели псы договорить, как мы вышибли, как оказалось, весьма непрочную дверь. «Кто меня звал?!» — в шутку прокричал я, одновременно велев жестом открыть пистолетный огонь. За две секунды, пока псы были в замешательстве, а коты прицеливались, я успел разглядеть обстановку. Собаки находились в, похоже, специально созданной для совещаний комнате, раза в четыре шире самого тоннеля, псов тут было с десяток, но, что странно, Белдога среди них я не заметил, зато здесь хранилось оружия не меньше, чем в бывшей рыкалиной конуре, так что нам предстоял знатный бой. Собаки похватали кто автоматы, кто пистолеты и открыли ответный огонь.

Псы просто стреляли на поражение, но при этом мы находились в плохо осветлённой части тоннеля, что мешало точно по нам попадать, а также из-за узости прохода коты стояли колонной, причём потеснившись так, чтобы раненые из первых рядов могли отойти назад. Мы же, пока шли по тоннелю, успели оговорить тактику: помимо уже упомянутого отведения раненых в зад отряда, было решено стрелять по лапам, чтобы противники были обездвижены или не могли держать пушки — это позволяло обезвредить псов-хулиганов и потом доставить под городской суд более-менее целыми. Нам на лапу сыграло и то, что комната, где расположились псы, была просторна и сильно освещена, что позволяло без проблем нацеливаться туда, куда требовалось.

После секунд пятнадцати двусторонней стрельбы собаки поняли невыгодность своего положения, поэтому решили перейти к другому оружию — к гранатам. В столь замкнутом пространстве и при столь плотном построении взрывные гранаты были чрезвычайно опасны, но, к счастью, прежде чем собаки успели бросить хотя бы одну, несколько котов по моей команде метнули газовые гранаты. Эффект был качественным: под действием слезоточивого газа псы некоторое время не то, что прицелиться, но даже ориентироваться в пространстве не могли.

— Сто консервных банок вам в горло! — выругался один из псов, — Хапайте огнемёт!

Вот это уже было похуже: мы стояли на прямой линии, и огнемёт для нас был бы едва ли не опаснее гранаты. Что ещё хуже, противопоставить что-либо огнемётчику было невозможно, ведь даже вслепую он мог бы просто направить струю огня туда, где мы стояли. «Назад!» — коты начали пятиться, а один из псов уже приготовился «полить» нас пламенем. Но тут я кое-что вспомнил: мне же поручили испытать псоотпуг! Выбора и времени выбирать не было, так что я чуть ли не вырвал из-за спины этот новаторский излучатель и включил его. Пёс-огнемётчик слегка обдал меня и стоявшего рядом кота огнём, но тут, словно по команде, выключил струю и стал трястись. Бобик-террорист хотел что-то ему крикнуть, но вместо этого застучал зубами. Увидев собачье замешательство, я приказал пустить в их сторону пару пуль — собаки даже не попытались ответить, а вместо этого вдруг развернулись, помчались к двери с противоположной стороны комнаты и, толкая друг друга, стали убегать сквозь неё подальше от нас, вернее, от излучателя. Псоотпуг сработал безотказно, отличная новость для КНИИ. Оставив на всякий случай ещё на полминуты его включённым, я затем велел всем котам уходить в обратном направлении: преследовать псов, чтобы вновь схлопотать огня, желания ни у кого не было, да и Белдог всё равно среди них отсутствовал. «И всё же, кто такой этот Белдог?» — ломал я голову весь обратный путь.

— Ну вот, опять, конец на самом интересном месте!

— Ничего, завтра продолжу. До встречи, котята!