ФЭНДОМ


Новогоднее приключение — вторая история первого цикла «Приключения кота Мяунжика Враузера». Перед прочтением рекомендуется ознакомиться с первой историей цикла.

Читать!

В знакомом дворике опять движение — местные котята заметили приближающуюся фигуру большого кота по прозвищу Мяу́нжик. Каждый вечер они собирались здесь, чтобы послушать из первых лап историй о его приключениях. Когда кот подошёл ближе, все понемногу угомонились, и кто-то привычно попросил:

— Мяунжик! Рассказывай нам историю!

— Хорошо, хорошо... Слушайте...

Новогоднее приключение

Итак, было тогда тридцать первое декабря, канун Нового Года... И тут — такая история! Как вы, пожалуй, знаете, перед такими значимыми праздниками все в нашем городе ведут себя исключительно мирно, ни о каких задираниях между псами, котами и даже мышами не может быть и речи, не говоря уже о потасовках и драках. Так было испокон времён существования сего города, но только не в тот раз.

Как и подобает, ближе к вечеру все его обитатели стали собираться на всегородское предновогоднее застолье и карнавал — каждый приносил праздничной еды, а также находил себе образ и надевал тематические костюмы, так что в такой ситуации было сложно отличить пса от кота, мышь от ещё кого-то… Пришли на праздник и собаки, с которыми недавно мне пришлось подраться из-за собственной разработки, но, казалось, было не время для обид, так что их спокойно пропустили за огромный общий стол. Вслед за ними заявился мышиный отряд, недоверчиво глядевший на котов с псами, но тоже присоединившийся ко всем, а после в дверях зала вырисовалась фигура кого-то, наряженного в костюм громадной коробки «Вискаса». Все невольно уставились на такого гостя, разобрать, кем он был, не представлялось возможным из-за спрятанной головы (видел он через небольшие прорези для глаз), а в лапах держал целый ящик одноимённого корма, который был незамедлительно отнесён к столу. Хе! Не знаю, как гость в таком объёмном наряде уместился за столом, однако вскоре началось застолье и с его участием тоже. Практически сразу с началом пирушки, все коты схватились за «Вискас» — было его, хоть отбавляй, а не по праздникам позволить такой деликатес мог себе не каждый.

— А зачем они за него схватились? — Вдруг перебил рассказчика котёнок.

— Это так говорится. На самом деле, они просто стали его есть.

Итак, все принялись за принесённый этим «коробкой», как его нарекли остальные, корм. И только я не стал спешить с потреблением такого продукта — гость, принесший его, мне с самого начала показался странным, как и принесённая им еда, к тому же, не проверив пищу, бывает опасно браться за неё.

— А…

— Тише, Мурзик! А то Мяунжик не будет рассказывать!

…Когда застолье окончилось, наша «коробка Вискаса» куда-то делась — даже я не заметил его исчезновение. И тут всеобщее веселье было прервано странным поведением чуть ли не четверти гостей — все отведавшие «Вискас» коты вдруг «поехали крышей»: стали лезть на стены (да-да, в прямом смысле), бесцельно бегать по залу, лаять по-собачьи, один даже стащил с полки гранату, к счастью, декоративную, и принялся играть ей, словно мячом. Ужас, что творилось. Так и не дождавшись полуночи, все посетители были эвакуированы, и им оставалось только встречать Новый Год по домам, а потерявших рассудок котов пришлось запереть в зале, чтобы они чего похуже не учудили.

И опять в дело вступает главный сотрудник Кошачьего Научно-Исследовательского Института, то есть я — мне было поручено поймать да наказать вредителя и найти противоядие. Наспех составив список подозреваемых, я стал готовиться к делу. Подозреваемые были следующие:

1.     Рыкала — с недавнего времени собачий лидер, именно он пытался украсть мою разработку.

2.     Га́взер — один из Рыкалиных подельников.

3.     Бобик-террорист — пёс-одиночка, совершавший мелкие преступления.

4.     Гаву́нжик — тоже подельник Рыкалы.

5.     Бобик-затуля́нт — каждый знает его, как барыгу, возможно, он подсобляет Рыкале своими товарами.

Решено начать с Рыкалы — как-никак, именно он был главарём собачьей шайки, да и котов презирал он больше остальных. Местоположение его конуры мне уже было известно, оставалось лишь пробраться туда незамеченным, замаскировавшись получше, чем в прошлый раз. От сорвавшегося карнавала осталось много костюмов, и среди них было то, что подходило как нельзя кстати — костюм пса. Я напялил его и направился к Рыкалиной конуре. Кажется, о безопасности собаки думали в последнюю очередь — то ли они были столь самоуверенными, то ли безрассудными: подкравшись ко входу, я слегка приоткрыл дверь, которая даже не была заперта, и стал лицезреть происходящее внутри. Так я и думал! Рыкала с парочкой вышеназванных собак (а точнее, со всеми, кроме Бобика-террориста) возбуждённо махал лапами и обсуждал дальнейшее, что произойдёт с отравленными котами. Итак, псов было только четверо: главарь был безоружен, стоявший рядом Гавзер держал в двух лапах секиру (нет, не такую, какой варвары в древности махали, а лёгкую, с которой можно легко бегать), ещё два пса вместе тащили в дальний угол ящик с чем-то. Неожиданно, Рыкала обернулся в мою сторону и заметил мордочку, всматривающуюся в широкую щель, на которой, к счастью, была собачья маска. Как ни странно, Рыкала не удивился, похоже, он ждал кого-то.

— А к нам новенькие?! Отлично, но сперва поглядим, на что ты способен! Как тебя зовут?

— Мяу… — По привычке начал я.

— Ах, ты, Мяу! Это кот, взять его!!!

Не дожидаясь, пока псы налетят на меня, я со всей силы распахнул дверь, так что та аж врезалась в стену, а затем влетел в конуру, сделав трюк «колесо». Если кто не знает, это прыжок на передние лапы с подъёмом задних вверх и последующим приземлением на них, но, в отличие от сальто, выполняется он боком. Так вот, сделав «колесо», я оказался почти в самом центре конуры, да ещё и мордой к морде с Гавзером. Никто не ожидал такого поворота, и, воспользовавшись замешательством, ударом передних лап я выбил из лап этого пса секиру, а пинком задней повалил его на землю. Ко мне подскочил Бобик-затулянт, собираясь полоснуть когтями по бокам, но я совершил сальто, отлетев в другую часть конуры, а секиру оставил. Топор упал Бобику-затулянту на лапу, и тот, взвыв от боли, в очень резкой форме высказался обо мне и о Рыкале, затем заявил, что отказывается больше служить ему, и, прихрамывая, убежал в открытые двери. Тем временем Рыкала помчался к оружейному столику за пистолетом, а Гавунжик поднял Гавзера на ноги, и они вместе принялись бросать в меня из стоящего рядом ящика незапакованный отравленный «Вискас». Я уворачивался, но, не зная, насколько хорошо главарь владеет огнестрельным оружием и опасаясь «словить» свинца, решил притвориться, будто в меня уже попали. План удался: повёвшийся на мою уловку Рыкала даже положил пистолет на место, а затем скомандовал:

— Вынести его!

Псы повиновались, схватили меня за лапы и с размаху выбросили на улицу, а дверь закрыли. Естественно, я тут же вскочил, отряхнулся, потёр языком ушиб, а затем стал искать другой способ подсмотреть, что теперь творится в конуре. Окно было не вариантом: так можно было спугнуть собак и упустить шанс что-либо узнать. Я обвёл конуру взглядом и тут заметил, что в крыше зияла то ли небольшая дыра, то ли импровизированный дымоход. Тихо вскарабкавшись по деревянной стене наверх, я подобрался туда, наклонился и стал подслушивать. Что-то типа заседания Рыкалы продолжалось. Вот что я услышал:

— …С этим отравленным «Вискасом» мы скоро покорим всех котов! Но надо быть осторожными: то же самое может произойти и с псом, если он этот корм съест. — Дальше главарь продолжил шёпотом. — Единственное противоядие — это свежая мышь, причём белая!

— Фу-у-у!

«Вам-то фу, а нам в самый раз» — смеюсь я.

— Но не беспокойтесь: одуревшие коты будут есть только собачью еду. — Продолжал он еле слышно.

Теперь я знал всё, что надо было — я спрыгнул с крыши и помчался на мышиный промысел. Затем накупил собачьей еды, положил туда белых мышей и отправился лечить пострадавших. Придя на место происшествия, я попросил охрану открыть двери в зал, а затем поставил на ещё не убранный со вчера новогодний стол столь необычное лекарство. Одуревшие коты сразу оторвались от своих вредных занятий и принялись жадно есть, будто бы не кушали пару дней. Наличие белых мышей в собачьей еде они не заметили и выели всё до дна. И вот теперь, наконец, «крыша» у котов встала на место, и они снова стали такими, как были до злополучного застолья.

Оставалось лишь наказать Рыкалу, и я уже даже знал, как. Недоеденный отравленный «Вискас» был мною перепакован в банки из-под собачьего корма, а затем я незаметно подкинул их под конуру собачьему главарю. Он принял это за новогодний подарок, а потому схватил всё себе и принялся дегустировать. Не съев до конца и одной банки, он, как и требовалось, обалдел: взял секиру и стал крушить свою конуру. Всем остальным псам пришлось спасаться от него бегством.

— Вот истории конец, кто молчал, тот молодец!

— А ещё расскажи!

— Хватит! И вообще, вам уже пора по домам.

— А разве уже поздно?

— На небо посмотри, глупыш.

— О-о-о...

— До завтра, котята!

Оцените произведение «Новогоднее приключение»
 
6
 
4
 
0
 
0
 
0
 
0
 

Опрос был создан 11:42 января 29, 2017, на текущий момент проголосовали 10 человек.
Приключения кота Мяунжика Враузера лого
На Луне

К следующему рассказу