ФЭНДОМ


Очередная собачья неудача — двенадцатая история второго цикла «Новые приключения кота Мяунжика Враузера». Для лучшего понимания рекомендуется знание по крайней мере предыдущего рассказа.

Читать!

Нынче котята ждали Мяунжика заранее, и он, как будто предчувствовав это, пришёл несколько раньше обычного. Мурки сегодня с ним не было — кошка хотела поделать домашние дела, но в следующий раз обещала прийти непременно. Быстро окинув двор взглядом и убедившись, что все вольные слушатели здесь, Враузер предложил начинать повествование:

         — Что ж, подавать вам историю?

         — Естественно!

         — Тогда слушайте.

Очередная собачья неудача

         После провала атаки на тюрьму, будучи раненым и сохранив максимум пяток солдат, Злючка всё равно не желал сдаваться. Сызнова запершись в «Собачнике», который мы уж проклинали, как могли, главарь откуда-то достал пса-медика, которого завербовал в остатки своего отряда, и стал с докторской помощью восстанавливать свою обожжённую бластером лапу. Покуда псина лечилась, её голова думала нелёгкую думу: как бы похлеще насолить мне, причём уже не в отместку, а просто, просто от лютой ненависти за все сорванные планы. Пораскинув мозгами, Злючка понял, что драться по-честному у него не хватит сил даже со мной одним: слишком уж напоминали ему ожоги о мощи нового оружия. Исходя из таких рассуждений, пёс принял решение устроить ловушку, к которым почти никогда ранее не прибегал, полагаясь на грубую силу. Однако идеи о самой сути западни в собачьей голове хоть и роились, но как-то не склеивались в единое решение, а потому, едва лишь главарь сумел преспокойно стоять, он взошёл на своё законное место в казарме «Собачника» и созвал весь свой боевой коллектив на совет.

         — Итак, псы! Все вы знаете, почему сейчас нас здесь так мало и почему наше положение не особо благоприятное: всё это из-за долбаного Мяунжика! Я собираюсь как следует проучить его и заставить не совать усы не в свои дела, и для этого нам нужно устроить на него ловушку. Короче, кто сейчас предложит наилучшую идею, получит прям на лапы небольшую премию в полсотни собаксов, а если дело будет успешным, я всем выплачу зарплату раньше времени! Айда кумекать!

         Злючкины соратники оказались довольны предложением и, позабыв о недавней неудаче с тюрьмой, тут же воодушевились:

         — «Мозговой штурм», что ли? Мне это нравится!

— Сейчас насыплем тебе таких идей, что и… и Менделееву во сне не снились! — прокомментировал один из псов по прозвищу Секир-Башка, желая блеснуть своими знаниями, однако главарь его выражение не оценил.

— Довольно разглагольствовать! Думайте же!

Собаки собрались в две маленькие группы и принялись обсуждать возможные западни, порой вдруг оглушая здание смехом, возникавшим от очень оригинальных и дурацких мыслей. Чего тут только не предлагали! В конце концов, после минут пятнадцати болтовни, трое псов объявили, что кой-чего надумали.

— Вот что: у этого твоего Мяунжика есть нехилый «ствол», с которым он, как говорят, заказывает музыку. Если проследить за котярой и высмотреть, когда он «волыну» на хате оставит, то тогда-то он попляшет под нашу дудку! Навалимся на него со всех сторон — и всё!

         — Мы тоже имеем решение, — отозвалась вторая тройка псов, — Будет у Мяунжика бластер или не будет, проследить сложно, ведь он с собой постоянно сумку таскает, заметили? Так что, так мыслим, надо кота в прямом смысле ловить, сетью, например, или верёвкой. Когда же он будет обездвижен, следовательно, потеряет возможность выхватить свою пушку, вот тогда можно хоть со всех сторон наваливаться, хоть просто кругом бегать и потешаться.

         — Хм-м, р-р-р… Одна идея лучше другой. Пожалуй, ловить чем-нибудь всё же будет лучше, а то этот котяра и без бластера дерётся, как… как тигр, чтоб его! Но и проследить не помешает. Ладно, вы, хапайте вашу пятидесятку бабла, делите сами. А теперь — собираемся на дело!

         Выдумав план, Злючка отправил Секир-Башку проследить за мной, и тот помчался к Кошачьему Научно-Исследовательскому Институту, запрятался в кусты прямо сбоку от входа и принялся ждать. Собаки немного не рассчитали времени: рабочий день тянулся ещё полтора часа, а потому Злючкин шпион едва не заснул в своей засаде и не профукал меня. Наконец, он запеленговал, что я выхожу из КотНИИ, и принялся тихонько идти за мной следом. Проводив меня почти до дома, Секир-Башка снова приготовился ждать, однако ему повезло: я как раз собрался на вечернюю прогулку. Улучив, что я не взял с собой сумки, а, следовательно, и бластера, пёс возликовал, да так, что едва не оказался замеченным. Хитро потирая лапы, собачий разведчик связался по догофону с главарём, указал, куда приблизительно я направляюсь, и сказал готовить там западню.

         А шёл я на озеро, планируя хорошенько надышаться влажным воздухом и нагулять к ужину аппетит. Секир-Башка точно определил мои намерения, сам побежал вперёд (естественно, минув меня незамеченным), остальные же псы уже успели сделать все приготовления и предвкушали грядущий момент. Однако Злючка просчитался: ему не было известно, что бластер мне теперь вовсе не нужен, ведь я получил необычные навыки от селенитов.

         Когда я приблизился к озёрному побережью, то вдруг почувствовал, что моя задняя лапа угодила во что-то, похожее на силок. Я хотел было распутать её, как тут из-за росших вокруг деревьев и кустов повыскакивали Злючкины соратники с ним самим.

         — Ха-ха-ха, попался! Бластер тебя не спасёт теперь, как и ничто другое!

         Псины окружили меня и направили в мою сторону автоматы. Однако, к их удивлению, я не растерялся, разве что капельку, но быстро взял себя в лапы и приготовился противодействовать:

         — Тьфу на вас! — преспокойно ответил я и быстро развёл лапами в стороны, одновременно напрягая мысли, — Улетайте все… в тёплые края, хе!

         Телекинез сработал безотказно: никто и на спусковой крючок нажать не успел, как все собаки взлетели на воздух и тут же стали стремительно падать. Один пёс повис на ветке близстоящего дерева, второй угодил в колючий куст, а третий плюхнулся в озеро. Брызги попали в глаза самому Злючке, он споткнулся и чуть не разбил себе нос. Вот она — селенитская сила-то! Собачьему недоумению не было предела, но, несмотря на это, псины (кроме той, что застряла на дереве) поспешили вернуться в бой. По приказу главаря все открыли огонь, но я вовремя сконцентрировал мысли и тем самым создал вокруг себя энергетическое поле, остановившее и даже поотбивавшее пули собак. Одна даже отскочила обратно в стрелка, ранив его в лапу. Псы от ещё большего удивления и ужаса погрызли себе когти. Секир-Башка метнул в меня ножик, но силовое поле остановило и его. Поняв, что таким образом меня не взять, Злючка выхватил новейшую подпольную гранату и запустил её в мою сторону, но тут-то я телекинезом отбросил её обратно в собак. Двух псов оглушило, а тот, который только что выбрался из озера, взрывной волной был отброшен обратно в воду.

         Против меня остались только главарь, Секир-Башка да собачий медик. Первый, догадавшись, что я убрал силовое поле, так как поменял позу, попытался дать по мне очередь, однако я сумел увернуться, да ещё и мыслью отбросить всех врагов подальше: Башка улетел метров на пятнадцать, лекарь врезался в сосну, а главарь просто грохнулся брюхом на землю. Тогда Злючка собрал все свои силы, вскочил и бросился к одному из находящихся рядом деревьев, с которого свисала верёвка. Только пёс дёрнул её, как на меня свалилась сеть. Но приземлиться и опутать меня она не успела: я вовремя перекинул её селенитской силой прям на главаря. После я выставил вперёд одну лапу, выпустил когти и тут же втянул их, одновременно подумав, чтобы валявшийся в десятке метров автомат полетел ко мне. Так и произошло, однако когда оружие уже было у меня, и я хотел навести на Злючку прицел, дабы тот не сбежал, главарь успел освободиться и принялся удирать, бросая своих немногочисленных бойцов. Тогда я бросил пушку псу вдогонку и силой мысли заставил автомат догнать его и уколоть штыком в зад.

         — Вот тебе! Больше наглеть не будешь! — прокричал я вслед.

         А Злючка, совершив от неожиданного укола непреднамеренное сальто, завыл от боли и, скача на всех четырёх лапах, словно антилопа, побежал в свою конуру.

                  — На этом сегодня всё.

         — Спасибо за рассказ, Мяунжик! До завтра!

         — Бывайте, котята. До встречи!