ФЭНДОМ


Позорное поражение Злючки — девятая история второго цикла «Новые приключения кота Мяунжика Враузера». Перед прочтением рекомендуется знать содержание истории Второе космическое путешествие.

Читать!

— Эй, Мяунжик, как насчёт истории? — закричали дворовые котята, едва лишь завидели кота-рассказчика.

— А как насчёт приветствия, хе-хе?

— Ой, извини, мы забыли… Здравствуй, Мяунжик!

— Вот то-то. Привет, котятки. Историю хотите? Да без проблем! Слушайте!

Позорное поражение Злючки

         Последнее космическое путешествие вывело Кошачий Научно-Исследовательский Институт на новый уровень: стали проводиться исследования всего, что было добыто на Луне, многие сотрудники принялись общаться с временно пребывающими в институте селенитами, черпая весьма полезные и порой очень интересные знания, но самое главное, оружейный отдел КотНИИ принялся за разработку бластеров, чему способствовал привезённый из путешествия «лазерный камень». В свете того, что все мы накопили просто огромное количество преполезнейшей информации, кто-то из сотрудников предложил делиться ею с населением, так сказать, просвещать горожан. Идея вылилась в создание городской школы, и это предложение было вынесено мэрии. Городское правительство было очень радо такой мысли, тут же выделив здание и велев всем желающим при поддержке нашего института заняться обустройством школы. В результате больше половины сотрудников стало делать сразу два дела: и исследованиями заниматься, и создавать учебное заведение.

         Уже через месяц школа была открыта, ровно как и созданы два опытных образца бластеров, благо, собаки в течение этого времени и не думали нам мешать. В школе, по замыслу, должны были учиться сразу и котята, и щенки (естественно, на кошачьем и собачьем языке соответственно), а потому в качестве учителей стали набираться и коты, и псы. Преподавать планировалось такие дисциплины, как мышеловство, технологии, языки (кошачий для щенков, собачий для котят и даже немного человеческий), математику (куда же без неё?), основы безопасности жизнедеятельности и даже боевые искусства. Многие сотрудники института сделались учителями, а некоторые (и я в том числе) даже захотели одновременно и преподавать, и не оставлять КотНИИ, словно Цезарь, который, как известно, умел делать много дел сразу. Словом, наш космический полёт повлёк за собой существенное увеличение общественной активности и привнёс много нового в жизнь всех и каждого.

         Селениты тем временем гостили на Земле, чувствуя у нас себя, как дома, и мы старались произвести на них наилучшее впечатление, ровно как и они на нас. Жители Луны бродили по городу, изучая всё и вся и интересуясь абсолютно всем, что попадалось им на глаза. А ведь нам следовало ещё сдержать обещание и подарить им то, что они сочтут на Земле самым интересным…

         Жизнь в городе шла своим чередом, и все уже почти забыли и про Рыкалу, благополучно упрятанного за решётку, и про Злючку, уже долгое время копившего и тренировавшего солдат в «Собачнике», как вдруг, в один прекрасный день, псы решили о себе напомнить. В разгар рабочего времени в Кошачий Научно-Исследовательский Институт, изрядно запыхавшись, прибежал один из котов-пограничников, обыкновенно следящих за входящими на территорию города и уведомляющих неместных об устрое городской жизни. Наткнувшись на меня, пограничник тут же наскоро принялся излагать причину своей беготни и выражения страха на морде, отдыхиваясь чуть ли не перед каждым словом:

         — У юго-западного… входа в город… появился большой собачий отряд. Псов тридцать… все вооружены. Не иначе… как из соседнего города… пришли. Мы их задержать ничем… не могли. Направляются в центр… похоже, к мэрии.

         — К мэрии?! Кажется, ходили слухи, что Злючка собирался захватить власть в городе. Точно, Рыкала перед заточением сообщал, что когда устраивался в «Собачник», Злючка обмолвился, мол, его псы будут сражаться за власть в городе. Я-то думал, это вздор, но теперь, кажется, это реальная угроза.

         — Как бы то ни было, псы уже наверняка в городе, — продолжил пограничник-спринтер, уже чуток восстановив дыхание, — Надо что-то предпринять!

         — Определённо. Что ж, придётся немедля собирать бойцов… Стоп, тридцать псов, говоришь, пришли из-за города?! Если за этим стоит Злючка, значит, наверняка, ещё столько же собак можно ожидать со стороны «Собачника»! Слушай, у тебя есть связь с другими пограничниками? Необходимо вызвать хоть нескольких котов с северо-восточной и южной дороги в город: они ближе всего к мэрии и могли бы помочь в перехвате собачьих войск.

         — Хорошо, вызову. И сам драться пойду, если пушку дадите: свою-то я обронил, пока сюда мчался.

         — Отлично. Так, я побежал собирать отряд, нельзя терять ни минуты!

         К счастью, пока пограничник рапортовал, несколько институтских сотрудников уловили суть разговора и присоединились к сбору всех боеспособных. Никогда ещё так быстро нам не приходилось мобилизоваться! За каких-то семь минут две трети сотрудников, включая и тех, что в данный момент преподавали в школе, примчались под вход в КотНИИ и уже стояли там, успев прихватить снаряжение в оружейном отделе и ожидая команды. Рекс вместе со мной решил испытать бластеры, а потому мы вооружились именно ими, остальным же котам наудачу подоставались обыкновенные «стволы»: автоматы «Мяу-3», «ДробоКоты» и пистолеты с гранатами. Мало того, заслышав всеобщую суматоху и выяснив её суть, к нам изъявили желание присоединиться селениты, как раз в этот момент отдыхавшие в выделенной им части института. Хотя жители Луны и не имели оружия, по словам Хобы они могли сражаться с помощью особой силы. Итого нам удалось собрать восемнадцать котов-бойцов, Бобика-террориста со снайперской винтовкой, всё ещё продолжавшего поддерживать нас в боевых ситуациях за соответственную плату и мгновенно прибежавшего по вызову, да пятерых селенитов. Быстро осмотрев всех, я приказал выдвигаться, и все полубегом через дворы направились к предполагаемому местоположению собачьей орды.

         Покуда мы продвигались, вышли на связь северо-восточные пограничники, сообщив, что их четверо, и что они уже засели за углом квартала и могут наблюдать приближение псов. Как и предполагалось, собаки двигали к мэрии, причём с двух сторон: от «Собачника» и из-за города, и всего их было не меньше полусотни. Скоро мы тоже приблизились к мэрии и сами смогли видеть псов. Оказалось, собаки зачем-то всю свою армию слили в одну кучу и встали под входом в мэрию, очевидно, здание заперли изнутри, и теперь псы продумывали его штурм (вернее, готовили способ разнести двери); я же велел нашему отряду разделиться, чтобы зайти на место предполагаемой битвы с двух сторон. К огромному числу собак все уже были морально готовы, однако все были изумлены, увидев, что псы неизвестно откуда пригнали… бронетранспортёр! Мэрия была уже под носом, можно было даже разглядеть отдельных из окруживших её собак (Злючка был в их главе, как я и думал), псы же заметили нас и приготовились открыть огонь.

         И вот, началось сражение, которое оказалось, пожалуй, самым коротким из всех, в которых я побывал, под стать нашей спешке, с которой мы мчались сюда. И не из-за того оно было коротким, что, как вы могли ошибочно подумать, нас было в разы меньше, и наш перехват был быстро отбит, нет, его непродолжительность была обусловлена совершенно иным.

Псины открыли огонь и наверняка бы изрешетили наши бронежилеты, если бы селениты вдруг каким-то образом не создали вокруг нас неизвестной природы наполовину невидимое поле, которое отразило все собачьи пули и снаряды. Увидев нашу неуязвимость, собаки оказались в немалом замешательстве, и тут-то мы дали свой залп. Наши бойцы обезвредили десяток собак, Бобик-террорист парой ловких выстрелов вывел из строя двоих, а я с Рексом эффективно применил бластеры. В отличие от стрелкового оружия, бластер выпускал непрерывный обжигающий луч, который мог бы при необходимости прожечь насквозь хоть скалу, но мы использовали его иначе: неспешно вели им по собачьим рядам, обжигая всем лапы, от чего псины падали, словно колосья под серпом. Селениты же и вовсе показали нечто необычайное: воспользовавшись телекинезом, они перевернули собачий БТР, так и не дав ему толком пострелять, и нескольких собак сбили с лап. Увидев, что почти половина его солдат уже не могла воевать, хотя не прошло ещё и минуты сражения, Злючка попросту обалдел, со страху и от недоумения едва не отгрызши себе хвост. Некоторые псы застыли в беспомощном состоянии с разинутыми пастями и опущенным оружием, другие же принялись хаотично палить, однако их пули были успешно задержаны уже не селенитским полем, но нашими бронекомбинезонами.

Завершили картину внезапно открывшиеся двери мэрии и полетевшая оттуда в остатки собачьей армии светошумовая граната, окончательно подорвавшая боевой дух всех уцелевших Злючкиных подельников. Кто-то из собак бросился бежать, в том числе и сам Злючка, но я велел быстро перегруппироваться и создать окружение, а Рекс направил по пути следования главаря бластерный луч, задев который и обжёгши лапу, пёс споткнулся и грохнулся мордой об землю. Сражение было завершено, и дерзкая выходка псин была отбита.

Не успевшие удрать собаки вместе с главарём были задержаны и отправлены в тюрьму, как раз находившуюся довольно близко от мэрии, до вынесения судебного приговора. Нездешние псы, которые, как оказалось, прибыли из соседнего города, были депортированы, то есть высланы обратно, с запретом на возвращение, Злючкины бойцы отделались присуждением заключения на несколько месяцев, а сам главарь за попытку вооружённого переворота и захвата власти был осуждён на почти такой же срок, как и Рыкала, а после — ещё и на ссылку в Китай.

Через несколько дней после драки ко мне пришёл Хоба, и сообщил, что он остался очень доволен пребыванием на Земле, но, пожалуй, ему с друзьями пора возвращаться домой. Вспомнив наше обещание, селенит сказал, что обнаружил тут просто огромный список всего интересного, и ни он, ни друзья долго не могли решиться, что же именно выбрать, однако всё же остановился на… школе. По его словам, школа показалась селенитам очень интересной и невиданной на Луне практикой, где все учились базовым знаниям как-то сами собой, и им хотелось бы устроить что-то подобное у себя дома. Помимо этого, селенитов очень заинтересовала преподаваемая в школе математика, и поэтому Хоба попросил научить его и его друзей, как правильно обустроить школу и как учить всех математике. Задумавшись, как же удовлетворить желание гостей, я наконец пошёл испросить совета у своих друзей, и тут Гроза Крыс предложил самый простой и разумный вариант: чтобы он сам полетел на Луну с селенитами и пробыл там некоторое время, помогая организовать школу и объясняя азы математики. Тут же, как это всегда бывало, прибежал и Васька, и Гроза Крыс охотно согласился, чтобы он летел вместе с ним — вдвоём учить селенитов веселее и легче, особенно учитывая то, что котёнок имел представление о школе изнутри, со стороны учеников.

За неделю снова снарядив шаттл, мы отправили селенитов домой, а Ваську с Грозой Крыс — в, можно сказать, командировку, услышав от Хобы уже знакомое нам лунное прощание: «Фи́ре-фа́ре-дежбера́!». Этим и закончилось пребывание столь необычных гостей в нашем городе.

— Вау! Интересно!

— Ещё бы! Ладно, котята, до завтра, что ли?

— До свидания, Мяунжик!