ФЭНДОМ


Приключения кота Мяунжика Враузера в Чернобыльской Зоне Отчуждения (сокращённое название — Мяунжик в ЧЗО) — отдельный рассказ, не входящий в циклы, и основанный на вселенной S.T.A.L.K.E.R. Является самодостаточным и не требует знания других рассказов, однако для лучшего понимания читателю рекомендуется иметь базовое представление об упомянутой игровой вселенной.

Аннотация

Ни для кого не секрет, как трудно человеку выжить в Зоне Отчуждения. Однако задумывался ли кто-то, какого там выживать животным? В данном рассказе вы познакомитесь с одомашненным котом по прозвищу Мяу́нжик Вра́узер, которому силами обстоятельств приходится отправиться в Зону на поиски пропавшего хозяина, когда-то подобравшего его и приручившего. С какими трудностями столкнётся кот-сталкер и как их преодолеет? Сумеет ли привыкнуть к суровым условиям Зоны? Найдёт ли он своего хозяина? Об этом и о многом другом читайте в данном рассказе...

Читать!

         Прошёл дождь. Небо потихоньку посветлело. Из-под старой заброшенной лачуги высунулась кошачья морда, вдохнула влажного воздуха и спряталась обратно. Вскоре морда появилась вновь, а вслед за ней наружу вышел и сам кот, которому она принадлежала. Это был относительно огромный котяра серебристо-серого окраса, по размерам чтоб не больше камышового, но внешне скорее походивший на персидского. Кот потянулся, посмотрел по сторонам, а затем разлёгся на солнышке, только что вышедшем из-за туч. Надо сказать, он был необычен не только своими размерами: кот был ещё и очень умён, поумнее многих собак, вместе взятых, почти как человек, шустр и, мало того, немного умел говорить. Местные называли кота Мяу́нжиком, а некоторые в шутку даже присвоили ему фамилию — Вра́узер. Если происхождение имени более-менее понятно, то вот «фамилия» стала такой из-за того, что многие просто не верили в способности кота и дали ему прозвище от слова «врать». Мяунжик, полежав в траве, отряхнулся и отправился заглянуть внутрь лачуги, хотя и так знал, что его хозяин ушёл уже с неделю назад. За это время «добрые» соседи даже пытались украсть кота, но им очень не поздоровилось: Мяунжик, смекнув, что они к нему далеко не с подарками пришли, чуть не исцарапал одного из них.

         Хозяин кота оставил его на самопопечительство на неопределённый срок. Неизвестно, то ли ему приключений хотелось, то ли богатства, но перед уходом он сказал коту, что отправляется в Чернобыльскую Зону Отчуждения (а была она всего-то в двух-трёх километрах от этого места), где, по слухам, можно неплохо разжиться так называемыми артефактами, за которые все подряд готовы отвалить мешки золота, и велел Мяунжику не ходить за ним, а оставаться дома. Хозяин захаживал в Зону нередко, но в этот раз, похоже, он собирался залезть в неё основательно далеко. Кот знал об опасностях Зоны, ведь родился там, и был встречен и выведен в более-менее безопасное место своим теперешним хозяином незадолго до «второго взрыва». Кстати сказать, именно из-за места жительства кот скорее всего и приобрёл свои умения: радиация увеличила его в размерах, по сравнению с далёкими предками, а всплеск излучения во время второго взрыва наделил его разумом. Конечно, не всем котам тогда так повезло: те, кто тогда были внутри Зоны, стали чернобыльскими котами или котами-имитаторами, голосовые связки которых так мутировали, что они смогли говорить. Не то, чтобы Мяунжик был похож на кота-имитатора, нет… Оные хоть и могут имитировать человеческую речь, но не понимают, что говорят, а вот нашему коту хоть и говорить было несколько сложнее, зато он чётко понимал, что именно хочет выразить.

         За почти неделю отсутствия хозяина Мяунжик успел соскучиться и уже начал переживать за него. Хотя кот и привык к его подобным парудневным исчезновениям, но никогда он не уходил на такое долгое время. Солнце уж пять раз зашло и взошло, десятки мышей передавлены в округе, трижды начинался и заканчивался дождь, а хозяина всё нет… «Нет, так не пойдёт. Вдруг хозяин заблудился, и никто ему не поможет? Я должен найти его, да и всё равно мне делать нечего» — так порассуждал Мяунжик и стал собираться в путешествие. Да, именно собираться: кот понимал, что в Зоне у него могут быть проблемы с питанием, а потому решил каким угодно образом прихватить с собой запас провизии… кошачьей провизии. К счастью, в хозяйской лачуге всегда валялось множество пакетов, сумок и подсумков, так что Враузер ухватил одну из них, лапой стянул с полки, а после отправился добывать в путь крыс — с этим-то добром тут проблем не было. Наловив с дюжину, Мяунжик на кошачий ум распихал добычу по карманам сумочки, кое-как навьючил её на себя и принялся к предвыходному осмотру территории. Недруги не обнаружены, владения помечены, сумка собрана — можно и в путь отправляться.

         Кот не знал наверняка дорогу к Зоне, но следуя своему чутью, он уверенно шёл, нет, скорее плёлся под тяжестью ноши вперёд. Минули соседские дворы, из которых доносился лай собак, учуявших кота, пройдены поля непонятно какой хозяйственной культуры, вот уже и поселение кончилось — начинается лес. Мяунжик опасался продвигаться сквозь него, но так как ещё больше боялся сбиться с пути, всё же вошёл туда. Это не был тёмный лес, скорее ближе к лесопосадке, но почти за ним начиналась окраина Зоны, так что остерегаться тут было чего. И впрямь, вскоре до Мяунжика донёсся звук, походивший на вой волка. Кот насторожился. Дать отпор одному волку благодаря своим размерам ему не представляло большой трудности, но вот от стаи пришлось бы удирать, что весьма проблематично с дюжиной жирных крыс на спине. Вой раздался снова. «Кажется, один. Фух» — подумал кот и стал продвигаться дальше. Но расслабляться было нельзя: где-то неподалёку послышался шорох листвы, и блеснули огоньки глаз. Сделав ещё тройку шагов, Мяунжик вдруг остановился и оглянулся. И не зря: метрах в десяти от него виднелась уродливая волчья морда. Существо, которое ей обладало, лишь отдалённо напоминало волка, хотя сама она была явно волчья. Поскольку Зона была рядом, вероятно, этот волк отчасти мутировал и стал похож на псевдопса как телом, так и окрасом. Волк подобрался поближе, Враузер сгруппировался и, когда псина сделала ещё шаг в его сторону, как изогнул спину да зашипел так, что чуть сам не перепугался. Волк заскулил и подался назад, а Мяунжик, напротив, подскочил к нему и двинул когтистой лапой, правда, задев всего лишь псячий нос. Волк заскулил пуще прежнего и бросился наутёк, а кот издал угрожающе-победоносное «мяу». «Так, от врага избавились, можно двигать дальше. Лишь бы он стаю не привёл». Лес скоро почти закончился, но уже наступил вечер, и стало темнеть. Вот уж впереди какие-то обломки заграждений, а вот и колючая проволока. За ней — Зона. Переть ночью по ней Мяунжик не желал, но и ночевать на опушке или внутри периметра тоже ему мало хотелось. Единственным благоразумным выходом было залезть на дерево, но с сумкой это не так просто, как обычно. Дабы уменьшить груз, кот скинул с себя сумку и зубами вытащил оттуда двух крыс. Затем, с крысами в зубах забрался на старый дуб и уложил их на толстой ветке. После несколько раз повторил эту операцию и, наконец, взяв в зубы саму сумку, тоже поместил её на ветке и сам улёгся рядом. Свежие крысы пахли как нельзя аппетитно, но Мяунжик понимал, что рациональнее лечь спать голодным, а поесть утром, тем самым сэкономив возможно дефицитную еду. Так что, чтобы не разогревать аппетит, он засунул крыс обратно в сумку, надёжно прикрепил её, чтоб ветер не сорвал, и, устроившись поудобнее, занялся самым приятным кошачьим делом — сном.

         Ночь выдалась очень тихой и спокойной, а может, кот просто столь крепко спал, что не обращал внимания на всякие мешающие сну вещи, как спят обычно все перед великим делом. Но как только солнце осветило ветку, где лежал Мяунжик, он сразу пробудился и, умывшись по-кошачьему, приступил к завтраку. Никогда ещё коту не приходилось кушать на дереве; конечно, он не раз ловил птичек на таких высотах, но всегда почему-то утаскивал их наземь. Тем не менее, такой экстремальный поднебесный завтрак пришёлся ему по вкусу, даже несмотря на то, что крысы были самые обыкновенные. Отведав пищи, Мяунжик скинул сумку с оной вниз, а затем и сам спустился по стволу дуба и, подобрав её, навьючил на себя. До Зоны оставалось всего ничего, надо было только преодолеть проволочный забор. Впрочем, коту это не проблема. «Главное, чтобы под напряжением забор не был. А то один раз попался на такое — ну его! Хотя… Откуда тут ток? Ещё хозяин говорил, что если на границе Зоны к забору и было подведено электричество, то его уже давно разворовали. Хм… Интересно, кому электричество воровать надо? Оно ж ведь только ударить током может!» На всякий случай проверив проволоку лапой и убедившись, что она без напряжения, Мяунжик стал искать, где было бы легче пролезть. Вскоре он увидел углубление под забором, слегка расширил его, разрыв лапами, и, повернувшись набок, чтобы не порвать сумку, протиснулся на ту сторону. Вот кот и в Зоне. Что за загадочность и страшную неизвестность несёт она!.. Не пройдя и сотни метров, Мяунжик ощутил резкую перемену атмосферы и погоды: воздух местами имел какой-то необычный запах, кругом было мрачнее, чем даже на лесной опушке, а солнце, так светившее за периметром, здесь почему-то наполовину скрылось за облаком. Куда двигать теперь, кот не знал, но пользовался самым проверенным методом — шёл прямо, надеясь выйти на дорогу и там сориентироваться на счёт дальнейшего направления движения. Приходилось пробираться сквозь кусты и даже камыш, обминать заводи, больше походившие на громадные лужи (купаться, как и все коты, Мяунжик явно не желал) и иногда прислушиваться к звукам в округе. Впрочем, из звуков слышны были только кваканье лягушек да шорох камыша от движущегося через него кота. В какой-то момент до кошачьих ушей донёсся выстрел, похоже, из ружья, и Мяунжик, только его услышав, сразу зашмыгнул в ближайший куст. Посидев в нём полминуты и убедившись, что больше выстрелов, а, следовательно, и опасности нет, кот вылез из укрытия и побрёл дальше.

         …Он шёл уже второй час, но дороги так и не было видно. Хотя, что может быть видно, когда вокруг или вода, или кусты-камыши, которые раза в полтора выше тебя? Зато несколько ружейных выстрелов раздалось вновь, уже поближе, так что Мяунжик принял решение не пробираться условно прямо (совсем прямо, как-никак, не получалось: заводи мешали), а подобраться поближе к источникам звука и разобраться, кто в кого да зачем стреляет. В конце концов, его хозяин тоже был вооружён ружьём, так что надо же хоть с чего-то начать его поиск. Вот уже совсем рядом раздался дуплетный выстрел, вот по ту сторону зарослей слышны человеческие шаги. Тихо подбираться — это кот умеет; забравшись в заросли так, чтобы видеть происходящее и при этом не выдать себя, Мяунжик стал наблюдать за действом на не очень большой, окружённой камышом поляне. Тут были аккуратно разложены камни и какие-то деревянные заграждения, разведён костёр, рядом с которым стояло двое человек, один в кожаной куртке, второй в коричневом, тоже кожаном плаще. Ещё один, одетый в какой-то комбинезон, лежал неподалёку, похоже, его ранило. Те двое, что стояли у костра, держали наперевес ружья, будто ожидая чего-то. И впрямь, скоро в зарослях напротив раздался шорох. Мяунжик насторожился. Камыш снова зашуршал, и в нём появились очертания животного, в которое люди тут же выпустили дробь. Раздалось жалостно-гневное «Мяу!» — это оказался кот, камышовый, только болотного окраса и со странными надутыми щеками; он выскочил из зарослей, хватил человека в плаще лапой и бросился наутёк. «Да, не особо-то тут котов жалуют!» — подумал Мяунжик — «Здесь точно нет хозяина, так что лучше обойду этих людей стороной, а то, того и гляди, ещё по мне пальнут. Стоп, а что, если за тем котом пойти? После такого угощения он точно не вернётся сюда, значит, он к себе домой побежал. Может, узнаю от него чего дельного». Так решив, Враузер аккуратно обошёл людей и, оказавшись на безопасном расстоянии, со всей возможной скоростью при его ноше, побежал за удиравшим котом. К счастью, бежать пришлось недалеко: вскоре местный кот добрался до оврага, в котором его ждали ещё несколько его сородичей.

         — Ну что, добыл еды?

         — Да где там, еле лапы унёс! Бандиты кабана застрелили, так я его уволочь хотел, но они по мне как пальнули! В следующий раз на охоту сам не пойду.

         — Но логово-то оставлять нельзя, а то придут те же кабаны или псы, да и облюбуют это место… Так, а это кто там стоит?

         Местные коты увидели Мяунжика, который стоял на краю оврага и слушал беседу. Пришлось ему подойти, хотя рано или поздно он сам собирался это сделать.

         — Кто ты?

         — Кот я. Разве не видно, что не собака? Мяунжиком зовусь.

         — Хм, ты не похож на нас. Ты не местный?

         — Неа. Совсем не местный — я с Большой земли.

         — А я-то думал, коты не из Зоны поменьше будут. Ну, ладно, так чего ты тут делаешь?

         — Человека одного ищу.

         — Человека? Но зачем?

         — Он мой хозяин.

         — А, так ты приручён? Неплохо, ведь далеко не всем так повезло. Сталкеры-то почему-то предпочитают собак приручать, а котов — это редко.

         — Угу. Так вы не могли бы мне помочь с поиском?

         — Ты хоть опиши хозяина. А то для нас все люди на одно лицо, может, у твоего особые приметы были?

         — Ну, он довольно высокого роста, в тёмно-зелёном комбинезоне без противогаза. Поверх комбеза надевал чёрный бронежилет, как у охранников или этих, ментов. Видели когда-нибудь ментов, нет? А, и с ружьём ходил таким, помповым серым.

         — Чёрный ментовский бронежилет? Это как у долговцев, что ли?

         — Наверное, н-не знаю. Но если со стороны смотреть, то получается, что торс чёрный, наверное, как у ваших долговцев, а руки и ноги тёмно-зелёные.

         — Ага, как у простых сталкеров. Ну, если подумать, проходил тут похожий по описанию одиночка пару дней назад. Кто-то из нашей стаи наткнулся на него, так тот стрелять не стал. Может, это твой хозяин и был, другие ведь люди в нас могут пальнуть не задумываясь. Кажется, даже видели, куда он направлялся, но…

         — Что «но»?

         — Но просто так мы тебе помогать не станем, извини. Пожалуй, ты услышал наш разговор о проблемах с едой. Поэтому, если добудешь нам хоть немного пищи, расскажем тебе всё, что знаем, и даже отведём до последнего места пребывания твоего хозяина.

         — Еды добыть? Да запросто! У меня с собой целых восемь крыс! (Про остальные три Мяунжик решил умолчать — надо же и себе чего-то оставить)

         — Крыс? Тушканов, что ли? Крысы тут уже давно перевелись.

         — Нет, именно крыс. Толстых, жирных, аппетитных крыс вчерашнего улова. С Большой земли.

         — Вот это да! Деликатесом будет, наверное. Покажешь?

         Мяунжик скинул с себя сумку, вытащил самого упитанного представителя крысиных и положил на землю. Кот, удиравший от бандитов, откусил от крысы чуть ли не половину, посмаковал и признал еду достойной.

         — Так сколько таких дать сможешь?

         — А сколько надо?

         — Ну, нас четверо… По одной каждому маловато будет, вот если бы хоть по две…

         — По две, так по две. Восемь могу дать. — И Мяунжик вытряхнул из сумки ещё семь штук.

         — Ну, дружище, ты нас выручил! Думали уж, сегодня придётся голодать. Значит, хозяин твой появлялся не очень далеко отсюда, а двигал по направлению на север. Ну, там вроде часах в двух ходьбы сталкерская база есть, может, он там и осел. Если хочешь, проведу тебя. Да и ещё… Мы тут припрятали кусочек мяса плоти (это как свинья на Большой земле), на всех бы нам его не хватило, а тебе одному он может ещё пригодится. Только съешь поскорее, а то он позавчерашний.

         — Проведёте меня? А то в этих камышах-болотах заблукать легко.

         — Без проблем. Я покажу дорогу.

         Кот, говоривший с Мяунжиком и бывший, похоже, вожаком стаи, оставил остальных сородичей сторожить прибежище, доел полкрысы и отправился в роли проводника. Мяунжик последовал за ним. Как ни хотел наш кот не купаться, но всё же пришлось: понадобилось удирать от крупной стаи собак прямиком через топь, к счастью, мелкую. Впрочем, так как было тепло, то к концу пути коты уже полностью обсохли. В дороге Мяунжик решил поподробнее расспросить сородича о выживании в Зоне, и фактически всю дорогу коты болтали только об этом. Враузер узнал, что помимо бандитов, шмаляющих по всем людям и животным, да собак с кабанами, тут есть ещё множество других недружелюбных существ, и, что самое страшное, аномалии, способные причинить вред любому, попавшему в радиус их действия. Одну такую аномалию коты нашли по пути, и местный показал Мяунжику, как обходить её и что будет, если бросить туда что-то. Также не забыл упомянуть и про радиацию, которая хоть и не опасна для таких матёрых котов при кратковременном воздействии, но может создать проблемы после долгого пребывания в радиоактивной области, и про артефакты, которые как раз таки бывают возле аномалий и проявляют иногда полезное, а иногда и нет воздействие на живых существ. Наконец, кот поделился знаниями о добывании еды в Зоне: какие мутанты съедобные, какие не очень, и где легче всего находить свежее мясо. За разговорами коты и не заметили, как уже добрались до нужного места.

         — Ладно, мне пора возвращаться. Хозяина твоего мы видели вот здесь, а вон там, гляди, вдали есть каменное строение — сталкерская база. Можешь сходить туда и поискать твоего хозяина, если, конечно, сможешь убедить людей в тебя не стрелять. Главное — не проявлять агрессии и не приближаться к сталкерам слишком, тогда они может и не нападут.

         — Что ж, спасибо за информацию да за всё доброе. Тогда расходимся?

         — Это тебе спасибо! А то сидели бы мы без еды, коли б не ты. Бывай, Мяунжик! Желаю тебе отыскать всё-таки хозяина.

         — Бывай, бывай.

         Коты распрощались и разошлись в противоположные стороны: местный возвращался в своё логово, а Мяунжик отправился искать счастья в логове сталкеров. Всё-таки, выразиться по-человечески он умел, так что агрессии со стороны людей наш кот боялся мало. Хотя базу уже было видно, и казалось, что до неё рукой… нет, лапой подать, но на самом деле тащиться пришлось нашему коту ещё с час. Вот уже у подножия холма вход на базу, целый блокпост. Вроде бы всё просто: осталось только спуститься и убедить людей не агрессивничать, но что-то тут не так. Кот интуитивно поглядел по сторонам и к своему ужасу увидел невдалеке какое-то непонятное мутировавшее животное, раза в два больше его самого, да и о двух головах, аки тот Змей Горыныч. Мяунжик машинально изогнул спину, оскалил зубы и зашипел, но мутант оказался не из боязливых. Вместо того чтобы отступить, животное, напротив, разбежалось и совершило огромный прыжок в сторону кота. Промахнулось. Опять прыжок. Перелёт. Мяунжик не стал терять времени и изо всех сил рванул в сторону блокпоста, а животное-мутант тем временем рассчитало силу толчка и прыгнуло так, чтобы попасть прямо на кота. Вот уже мутант в полёте, Мяунжик, обернувшись, тут же отскочил в сторону. Вдруг раздалась пара выстрелов, похоже, из снайперок — животное гнусно зарычало и, приземлившись, а точнее грохнувшись наземь, больше не подводилось. Враузер секунд десять тоже лежал на земле, приходя в себя, а потом наконец встал, вдохнул побольше воздуха и пошёл к базе. Охранники, которые, кажется, и поразили мутанта, увидев Мяунжика, сразу навели на него стволы. Кот, сообразив, что сейчас может произойти непоправимое, издал по-человечески:

         — Мяу-успокойтесь!

         — Опа! Говорящий кот?!

         — Кот-имитатор, наверное.

         — Мяу-нет! Я не м-имитатор, я Мяу-унжик! Мур-стите… Впустите!

         — Вот это феномен! Говорящий кот, тяготеющий к людям? Ну-ну.

         — Та давай впустим его, Мыкола? Если что, пристрелить всегда успеем, а так может хоть поугораем с эдакого существа.

         — Мяу?

         — А, шут с ним! Пусть заходит. Только остальных предупредить надо, что к ним котяра припёрся! — Мыкола дал жест сталкерам-охранникам опустить винтовки, достал рацию, а затем поманил Мяунжика, мол, заходи, давай. Кот не стал задерживаться у входа и зашёл во двор базы.

         Сталкерское логово было уютным местечком: тихий солнечный дворик был со всех сторон окружён зданиями, оставшимися то ли от бывшего завода, то ли от ещё чего, посередине располагалась лужайка, где у костра сидели люди и рассказывали друг другу всякое разное; казалось, тут даже не Зона, а какой-нибудь закоулок провинциального городка. Сталкеры с опаской и любопытством смотрели на Мяунжика, некоторые про всяк случай держались за рукоятки пистолетов, кто-то пытался даже подойти к коту ближе и погладить его, а иные и вовсе его не замечали и продолжали заниматься ничем. Осмотревшись и слегка осмелев, Мяунжик решил обратиться к одному из желавших погладить его:

         — М-я ищу свой-его хозяина. Кто м-мог бы мне, мяу, помочь?

Сталкер сперва был ошарашен и даже отдёрнул руку от кота, которой собирался было его погладить, но, осознав, что в Зоне и не такие чудеса бывают, ответил:

         — Ну, я тут недавно… Посмотри среди нас, может хозяин ещё здесь. А если нет, то спроси, пожалуй, у технаря здешнего Свинопаса — он на втором этаже вон в том здании. Все, кто на базу приходят, сразу к нему бегут — барахло чинить. Так что он почти всех знает.

         — Мур-спасибо!

         — Да не за что… Слушай, а как хозяина-то звали? У него было прозвище сталкерское?

         — Пр-розвище? Кажется, было. Ак… Акула он.

         — А, нет, такого не знаю, видно, он тут до меня был. Но всё равно к Свинопасу сходи, он-то должен быть в курсе!

         Кот поспешил к зданию, на которое указал собеседник, но чтобы попасть внутрь, потребовалось минуть пять лишних — отыскать вход. Сталкеры, сновавшие туда-сюда по ступеням и этажам, отнеслись к коту спокойно, видимо, они уже были предупреждены о таком госте. Поскольку Мяунжик не привык ориентироваться в многоэтажках, то ему то и дело приходилось спрашивать прохожих, где найти техника. Но, в конце концов, было найдено нужное крыло и нужный дверной пролёт, за которым располагалась мастерская, довольно импровизированная. «Комната» была не больше таковой в общаге и очень напоминала её: такой же беспорядок, только вместо белья повсюду были раскиданы инструменты и запчасти, такая же теснота и духотища, тоже где-то в углу валялась пустая бутылка. Тем не менее, если в общежитии в одной комнате толпилось много человек, то здесь был всего один — по-видимому, сам техник Свинопас, сидевший в три погибели за столиком и усердно долбивший молотком по какой-то детали. Сам он и впрямь был похож на свинопаса: весьма потрёпанная кожанка очень походила на пастуший тулуп, а на лице у него красовались длиннющие усы, то ли как у засидевшегося дома Мюнхгаузена, то ли как у запорожского казака, который уже с пару лет не ходил в походы, а, собственно, пас отару. Сперва техник не обратил внимания на посетителя, но, когда Мяунжик подошёл ближе и издал человеческое «Привет», он вздрогнул, осмотрелся, остановил взгляд на коте и не нашёл ничего более умного, чем ответить таким же самым приветствием. Секунд десять простояло молчание, и, наконец, кот не выдержал и решил перейти к делу.

         — Я ищ-щу хозяина Акулу. Сталк-керы, мяу, говорят, что ты м-мог видеть его.

         — Кхе… — Свинопас почесал голову, посмотрел в потолок, покрутил ус, припоминая что-то, и наконец продолжил. — Акула, говоришь? Ну, если подумать, был такой сталкер у меня чуть ли не вчера. Да, точно: принёс мне на ремонт какой-то водоотталкивающий комбез с чёрным бронником сверху, да ещё и весь мокрый. Причём дождя тогда-то минимум сутки не было! Вестимо, за то его Акулой и прозвали, что в воду лезть любил.

         — М-да, это он. М-не знаешь, где он сей-йчас?

         — Говорил, что за артефактами собрался, да только вылазка как-то аж на сутки затянулась. Ну, а если так порассуждать, то нормальный хабар только в крупном скоплении аномалий найти можно, а ближайшее такое имеется в километре западнее отсюда. Там всего до кучи: и «Электр», и «Жарок», и «Трамплинов», и даже «Холодцов» узреть можно, так что, скорее всего, Акула твой туда направился. 

         — А возвращаться он н-не собирался?

         — Ничего не говорил. Но, если он уже достал добычу, то возвращался бы наверняка через это место, следовательно, наверняка забрёл бы на базу. А раз его нет, то он или куда дальше двинул, или… ну, скажем так, с проблемой столкнулся.

         — М-да, видел я такие «проблемы», мутанта двухголового, к пр-римеру. Чую, надо м-мне и самому пер-рестрах-ховаться. Ты же техник? См-можешь мне бронежилет сделать, мяу?

         — Сделать? Вот так вот, с нуля? В общем-то, мог бы — заказов пока немного, но… Чем ты можешь заплатить? Нужно ведь ещё материал, основу достать, а это уже пару тысяч, если даже за работу брать по минимуму.

         — Мяутефактами. Артефактами заплачу.

         — Вот как? И где ты их достанешь?

         — Если найду своего хозяина, у него их точно м-много.

         — Ну, допустим, я сейчас возьмусь за работу, а хозяина ты не найдёшь? Деньги-то уже будут вложены. Мне нужны гарантии.

         — Мяу, мяу… Я подумаю над этим.

         — Хе! Ну, подумай.

         Мяунжик покинул мастерскую Свинопаса и, опять поблуждав по зданию, вышел на улицу, нашёл закуток, где никто не мешал бы его размышлениям, прилёг там и стал кумекать, как лучше поступить. Идти с километр до аномальной местности, не зная, что ещё может встретиться по пути, кот боялся без страховки, а чтобы техник согласился изготовить бронезащиту, требовалось туда сходить. Тупик… «Возможно, артефакты можно достать не только там? Да, точно, местный кот рассказал, что они появляются практически во всех аномалиях, но почему-то люди предпочитают добывать их в самых опасных местах. Хм… Видел ли я какие-то аномалии по пути? А таки видел! Совсем недалеко от базы, с другой стороны холма было что-то такое. Схожу-ка, попытаю счастья. Всё-таки, мне кажется, там побезопаснее будет, да и поближе». За размышлениями Враузер успел проголодаться — оно и неудивительно, ведь последний раз подкреплялся он аж в семь утра, а уже было чуть ли не послеобеденное время. Кот снял с себя сумку, к которой уже столь привык, что перестал ощущать её на себе, вынул кусок свинины, любезно предоставленной местным котом, и принялся за обед. Мясо плоти показалось ему несколько странным, но вовсе не отвратительным, хотя тягаться со свежей крысятиной сему продукту не представлялось возможным. После оприходования такого весьма объёмного груза в сумке появилось свободное место (хотя оно и так никуда не девалось, просто его стало чуть больше), которое кот собирался занять добытыми артефактами — почему-то в успехе этой затеи он вовсе не сомневался. Ещё немного полежав и подумав о чём-то возвышенном, наш кот подвёлся и направился к выходу с территории базы.

         Охранники уже знали Мяунжика, поэтому задерживать не стали, напротив, даже помахали вслед уходящему коту. Взобравшись на холм, который уже ему приходилось штурмовать пару часов назад, Враузер предусмотрительно огляделся по сторонам, впрочем, никаких опасностей замечено не было. Хотя, скорее оглядывал местность он не столько для подстраховки, сколько с целью отыскать взглядом то место, где, по его памяти, располагалось аномальное скопление. Ага, вот и оно: в кустах какая-то неестественная дыра, да ещё и визуальные блики от неё исходят. Значит, там аномалия. Мяунжик поспешил туда, едва ли не скатываясь с холма, и меньше чем за пять минут был на месте. «Так… Ну, и где тут артефакты? Может, в куст запрятались?» И точно: кот пристально просверлил взглядом каждый кустик и в одном, что был дальше всех, заметил какой-то мерцающий блеск. «Не иначе, как добыча. Теперь бы только туда добраться». Посмотрев сперва на аномалию, потом на небо, потом опять на аномалию и почесав себе бока хвостом, Мяунжик наконец припомнил, как обходить подобные штукенции: если что-либо бросить в аномалию, сразу станет понятно, можно ли или нельзя там пройти. Как по заказу, рядом была рассыпана галька, так что кот изловчился, да так заехал лапой по камешкам, что несколько оных полетело в требуемую сторону. Раздался не то хлопок, не то щелчок, и вся туча камней с нехилой силой была выброшена в разные стороны. «Брр… Так и самому улететь можно, или по морде камнем получить. Надо быть аккуратнее» — так решив, Мяунжик стал обкидывать аномалию уже не тучами мелких камней, а всего лишь несколькими камешками. Наконец, одно из таких «угощений» осталось там, куда было отправлено кошачьей лапой, значит, в том месте аномалия уже не действует. Враузер для убеждения бросил в ту сторону ещё чуток гальки, а потом аккуратно, словно подкрадываясь к неудачливой птичке, пошёл туда сам. Вблизи от аномалии было заметно холоднее, чем в округе, вероятно, из-за движимых нею воздушных масс, которые набирали местами такую скорость, что аж растрёпывали кошачью шерсть. Но уже привыкший к суровым условиям Зоны кот не обращал внимания на такие мелочи, продолжая медленно, но верно идти к добыче. Ещё шаг, и ещё один, и ещё… Вдруг Мяунжик остановился, как вкопанный:  появилось какое-то нехорошее чувство, то ли спровоцированное отличным кошачьим чутьём, то ли листком, промчавшимся в паре сантиметров от кошачьего носа. Большая часть пути до артефакта пройдена, его уже отчётливо видно у основания куста, но, несмотря на всю свою решительность, идти дальше кот не решался, по крайней мере, не проверив дальнейшую часть дороги. Вот только чем её проверять? Камни остались позади, а с собой ничего метательного нет. Тогда Мяунжик не нашёл ничего лучше, чем выставить вперёд лапу и, как только он это сделал, аномальная энергия откинула его назад почти на полметра. Такой, пусть и микроскопический полёт, не шёл ни в какое сравнение даже с падением с дерева, ни по экстриму, ни по последствиям. Лапа, кажется, перебита не была — всего лишь получен ушиб, но больше подставляться под удар аномалии кот крайне не желал. Впрочем, сдаваться он не хотел ещё больше, так что инстинктивно отряхнулся и решил попробовать обойти аномалию, следуя своему собственному чутью. Попытка не удалась — аномалия опять была задета, но к счастью, кот успел отскочить до получения удара. Что же делать? Мяунжик чуть было уже не отчаялся, но тут ему в голову пришла идея: изобретательный кот повернулся задом наперёд и стал проверять дорогу… своим хвостом! Это оказался очень рациональный метод: длины хвоста было достаточно, чтобы не получить удар самому, а его гибкость позволяла ему не особо-то и страдать после аномальной разрядки. «Да… Если мой хвост выживет после этого, то, вероятно, я смогу им с лёгкостью мышей давить. Таких перегрузок на хвост не приходилось даже когда соседские ребятишки тягали меня за него!» После нескольких минут такого весьма необычного способа продвижения, Мяунжик наконец добрался до куста с артефактом, как вдруг последний начал прыгать на месте, уходя от лапы, пытающейся его схватить. Впрочем, для опытного кота это не проблема — Враузер не позволил артефакту «убежать», просто напрыгнув на него, словно на удирающую мышь. Затем кот сбросил свою верную сумку, открыл её и, ухватив артефакт в обе лапы, быстро засунул его внутрь, закрыл сумку и вновь накинул её на спину. Создалось интересное чувство, словно сумка стала невесомой, несмотря на то, что сам артефакт весил добрых полкило. Теперь оставалось только одно: выбраться обратно. Но уже это не было проблематично, ведь отчасти Мяунжик помнил дорогу, а если где и подзабыл, то им уже был изобретён метод обминания аномалий. Выбравшись из аномальной области за каких-то полторы минуты, кот не медля направился прямиком к базе сталкеров, к счастью, не встретив на своём пути никого враждебного.

         Пройден холм, минул блокпост, двор, найден путь через здание — вот Мяунжик уже и в мастерской Свинопаса, из которой как раз вышел последний, а может, и единственный клиент. Свинопас снова слегка удивился, но тут же припомнил кота и всё, о чём говорил с ним.

         — Так-с, что надумал, как тебя там?

         — Мяу-унжик сам добыл муртефакт.

         — Ух ты! Ну-ка, посмотрим… — Свинопас наклонился к кошачьей сумке, расстегнул её и вынул добычу. — Твою дивизию! Повезло тебе, Мяунжик, конкретно: это «Ночная звезда», очень дорогой артефакт, тысяч на шесть потянет. И где ты его так быстро нашёл? Ладно, гляди: я уже успел договориться на счёт материала для твоего комбеза. Сейчас мне его доставят, и часа через два, думаю, успею тебе броньку сделать. Так что погуляй где тут неподалёку, или поспи, если хошь.

         — Мяу, отлично! Тогда вер-рнусь ровно чер-рез два часа.

         Мяунжик, вне себя от радости, поспешил на улицу, чуть ли не подпрыгивая, и стал думать, чем себя на эти два часа занять. Предложение поспать показалось ему наилучшим, ведь дома кот привык проводить в полудрёме чуть ли не по полдня, да и находился за сегодня он немало. Расположившись сперва на лужайке, Враузер вскоре был вынужден перебраться под козырёк у каких-то дверей, ведь стало слегка моросить. Впрочем, повлажневший воздух только способствовал сну, и уже через пару минут кот спал, словно на мягком тёплом кресле.

         …Пробудился Мяунжик только от света прожектора прямо в глаза — это сталкеры-охранники после десяти вечера проверяли территорию базы. Кот понял, что проспал он как минимум в два раза больше, чем требовалось. «Что ж, зато недосыпания точно не будет». Несмотря на поздний час, он всё-таки решил заскочить в мастерскую и попробовать забрать свой заказ и, если получится, отправиться на дальнейшие поиски хозяина прям посреди ночи. В конце концов, в плане обзора ночью кот имел значительное преимущество если не перед другими животными Зоны, то перед людьми точно, и глупо было этим не воспользоваться, тем более потеряв драгоценное время. По сравнению с днём, в коридорах здания было пустынно, хотя кое-кто временами всё же прошастывал. Вот и дверь в мастерскую Свинопаса, закрытая, но Мяунжик подтолкнул её, и та открылась. Техник сидел на стуле, как и ранее, что-то ковыряя огромной отвёрткой. На скрип двери он подвёл голову, отложил отвёртку, зевнул и произнёс:

         — О, котик, заходи. Хорошо, что ты задержался: я как раз успел доработать комбинезон твой. — Свинопас привстал, подтянул с другой стороны стола заказ и поманил Мяунжика подойти к нему вплотную. — Значит, смотри: смастерил бронежилетик для тебя на основе свободовского комбеза, так что он лёгкий, двигаться мешать не будет, а главное, защитит тебя от разных пакостей. Тут ещё респиратор к нему, можешь нацепить на морду, когда в аномалию опять полезешь. С артефакта твоего ещё тысяча осталась, так что могу ещё небольшой заказ сделать, ну или насыпать наличными сдачу, ну, мало ли, вдруг пригодиться.

         — Со сдачей пот-том р-разберёмся. Давай комбез спер-рва пр-римерю.

         — Разумно. Я его ещё подправить могу. Так понимаю, самому тебе его одеть проблемно будет, так что давай помогу… Ну, как, удобно?

         — В сам-мый раз. — Мяунжик повертелся в комбинезоне, пробежался до другой стороны комнаты и признал броню хорошей. — А н-на сдачу н-не мог бы мне ор-ружие сделать? С ружьём я врядл-ли спр-равлюсь, а вот ножик бы к лапе придел-лать?

         — А, ну, эт легко. Я себе давно ещё классный нож сделал, из нержавейки, но лёгкий, думаю, можно тебе его на лапу прикрепить. Вот, тут у меня ремешок где-то был. Тэ-экс… О, держится. Попробуй об стену ударить. Отлично! Значит, если снять его придётся, то вот здесь зубами потянешь сильно.

         — Спас-сибо. Пой-йду тогда, удачи.

         — Удачи. Ты на поиски хозяина? Что ж, желаю тебе таки отыскать его. Будь!

         После покупки обмундирования, Мяунжик уже не боялся идти дальше, так что чуть ли не вприпрыжку покинул мастерскую, здание, а после и всю базу. Точный маршрут кот не знал, но приблизительное направление было известно — по нему он и следовал. Ночь в Зоне выдалась тихой и спокойной, но в то же время тёмной, и потому страшной для тех, кто гулял в это время по чернобыльским просторам. Но только не для нашего кота: его глаза ловили и многократно усиливали даже самый малейший свет, будь то горящий вдали костёр, фонарик одинокого бродяги или четверть луны, выглядывающая из-за тучи. Враузер уверенно шёл на запад, куда направлялся его хозяин, правда, то и дело притормаживая и прислушиваясь к негромким звукам в округе или пропуская стаи ночных зверей. Что бы люди ни говорили, ночью здесь вовсе не так опасно, как кажется, если только не привлекать к себе внимание светом и шумом, а то, что некоторым «молчаливости» не занимать, вовсе не означает, что все будут так же глупо подставляться. Мяунжик это уже понял, и потому осторожно выбирал, куда ступать, дабы не нашуметь, хотя и не сбавлял особо скорости, благо, кошачий глаз, словно прибор ночного видения, работал, как полагается, только ещё и бесшумно. Путь тоже был хорош: здесь наконец-то пролегала относительно широкая асфальтированная дорога — истинное благо для кота, прошедшего несколько километров по болотистому бездорожью, правда, Мяунжик всё же двигал по обочине, ибо на дороге его было проще заметить… В таком ночном походе прошёл час. Хотя в пути и было встречено немало опасностей, почти всех их удалось избежать благодаря кошачьей бдительности и осторожности; только недостая из трёх собак учуяла Враузера и попыталась помешать его планам, но со скулением сбежала, увидев необычный для животных наряд кота и после того, как вожак получил лезвием по лапам. Ещё можно упомянуть и дюжину тушканчиков, хаотично метавшихся по, похоже, «своей» территории: сии крысоподобные существа тоже недружелюбно отнеслись к коту (оно и понятно — кот ведь) и попытались его окружить, но только стали для него полуночным развлечением. В остальном же, путь был для Мяунжика не особо сложнее, чем взбирание на крышу соседского сарая для наблюдения за луной — такой же медленный, но верный, скрытный, условно-безопасный и с известной лишь ему самому целью.

         Ночной поход, кажется, приближался к концу: невдалеке, как бы на горизонте, уже отчётливо было видно зелёный туман — признак химических аномалий, на фоне которого сквозь воздушные блики от перепадов температуры  хорошо проглядывались проскальзывающие электрические разряды. Вот оно — то скопление аномалий, о котором говорил Свинопас! С каждым шагом, который приближал кота к заветной цели, его сердце билось всё сильнее: встретит ли он здесь, наконец, хозяина, или придётся ему снова брести наудачу? Застрял хозяин здесь, отправился дальше, или… Нет, лучше об этом не думать. Аномальная область всё ближе, но никаких признаков человека не видно, ни в округе, ни внутри неё. Воздух стал тяжёлым, перенасыщенным непонятным газом, так что кот решил не испытывать на прочность свои лёгкие, а натянул на морду респиратор, что болтался до этого на шее. Идти сквозь эту архианомалию бессмысленно, ведь вряд ли хозяин мог бы сидеть внутри, да и это не наилучший способ скоротать путь. Мяунжик ещё раз пристально огляделся по сторонам — пустота. Оставалась только одна надежда встретить кого-то здесь: обойти область по периметру, а была она, надо сказать, по площади сравнима с небольшим озером. Кот отошёл назад на пару метров, где дышать было легче, и, посидев минуту на земле, приступил к обходу.

         …Пройдена уже где-то треть периметра аномальной области, но так и не встречено ни души. Враузер уже заскучал и прямо-таки отчаялся, что придётся снова идти непонятно куда, как вдруг до его чутких ушей донеслась вроде бы человеческая речь. Кот заскочил в ближайшую траву и стал подкрадываться как можно ближе к источнику звука, который уже вылился в несколько голосов и какие-то пьяные крики. Наконец, Мяунжик остановился на краю поляны или даже неглубокого оврага, внутри которого горело несколько костров и стояли палатки, у которых сидели или бродили люди, в основном в чёрных плащах и кожанках. Судя по шатающейся походке, большинство из них были навеселе, кто-то горланил блатные песни, а кто-то стоял в округе, похоже, в качестве дежурных. «Бандиты» — сообразил кот — «такие же, каких я видел среди болот. С котами они явно не дружат, но посмотрим, чего тут может быть интересного». Мяунжик стал осматривать лагерь и прислушиваться к разговорам, как тут его взор и слух остановился на двух «братках», тыкавших стволами в сидящего на земле связанного сталкера и вымогавших у него что-то:

         — Сышь, фраер, колись, куда свои артефакты заныкал! Мы не лошьё, знаем, что ты из этой аномалии с хабаром выбрался!

         — Да, внатуре, терпила, гони инфу быра, а то мы целые сутки с тобой париться не собираемся!

         Бандит ударил сталкера прикладом своего пистолета-пулемёта, и тот повернул голову. Враузер посмотрел в его лицо и с ужасом увидел, что связанным был… его хозяин, Акула. Оправдались худшие предположения кота, но с другой стороны, хозяин был жив, и ему можно было помочь. В Мяунжике проснулась сила, злость и праведный гнев на обидчиков Акулы, он собирался рвануть к нему, исцарапав всех, кто станет на пути, но, уже сдвинувшись с места, вовремя остановился. Безрассудно было бежать к хозяину, не оценив предварительно обстановку и не продумав план, так что кот сел на задние лапы и стал обдумывать путь спасения. «Так, двое возле хозяина, с этим справимся. Трое у костра, пьяные, не помеха. Один часовой, надо его отвлечь. Кто-то ещё в палатках, тоже вряд ли трезвенники. Поодаль человек пять, сразу меня не заметят. Расклад хороший, опыт драк имеется, правда, с псами в основном. Что ж, пожалуй, начнём операцию!» Мяунжик решил отвлечь дежурного каким-нибудь движением и, не найдя камней в округе, решил кинуть что-то из своей сумки. Сняв её и порывшись там, кот нашёл там только трёх вчерашних (или уже позавчерашних?) крыс — отличный объект для отвлечения внимания, а также отличную еду. Перед грядущим делом Мяунжик не мог не съесть одну из них, вторую, более крупную, отложил для броска, а третью вместе с сумкой запрятал в кустах, чтоб не мешала бегать.

         Подобравшись как можно ближе к часовому, кот изловчился и метнул крысу по навесной траектории, да так успешно, что она упала прям дежурному на голову! Воспользовавшись его хаотичной реакцией и недоумением, Мяунжик рванул вперёд, оставив позади и пьяниц у костра, и бандита-часового, притормозив только у палатки с неизвестно какими «жителями». Не заметили — те немногие, кто хоть как-то отреагировали, стали пялиться на прыгающего, постреливающего в разные стороны и до сих пор тщетно пытающего отыскать источник «атаки» дежурного. Но медлить нельзя: если кто-то обернётся, то «операция» может сорваться. Кот выглянул из-за угла палатки и просчитался: бандит, стоявший подле хозяина, как раз смотрел в эту сторону. Он вскинул свой пистолет-пулемёт и стал целиться в Мяунжика, но тот снова рванул вперёд, прошмыгнул у бандюка между ног и вывел его из строя, заехав когтями и приделанным к лапе лезвием по известно какому месту. На крик столь позорно раненного отреагировали двое, первого, что был рядом, кот прыжком повалил на землю, а вот от другого он словил первую в своей жизни долю свинца, благо, кошачий костюм почти остановил все выпущенные по нему пистолетные пули. От второго залпа кот увернулся, совершив кувырок, и, пока стрелок дёргал затвор своего MP5, пытаясь выкинуть застрявшую гильзу, Мяунжик подскочил к нему, встал на задние лапы и ударом передних выбил пушку из рук, заодно исцарапав и так не особо новую куртку. Тем временем все уже заинтересовались совершающимся действом: Акула, ещё не узнав своего питомца, с интересом смотрел за животным, подвыпившие бандиты стали пялиться на него, словно рядовые прохожие на пацанские разборки, а четверо охранников стали приближаться, чтобы выстрелить по коту с наименьшего расстояния. Новой очереди Мяунжику снова удалось избежать, на этот раз укрывшись за обезоруженным (и обескураженным) «братком», а когда выдался подходящий момент, он ускорился в сторону противника и, поймав бронежилетом несколько косо летящих пуль и дробинок, оказался почти в метре от уже успевших наделать в штаны бандитов. Пронзительное «мяу!» и оскаленные зубы довершили процесс, и трое из четверых стрелков бросились в стороны. Последний, то ли более смелый, то ли отмороженный, получил удар по ноге, так что тоже перестал быть проблемой. Наступило четвертьминутное затишье: пока поражённые противники отступали или лежали на земле, немногие оставшиеся боеспособные только сообразили, что что-то идёт не так, а пьянчуги хоть и насмотрелись на действо и решили подсобить, безуспешно пытались зарядить оружие или стреляли по сторонам. Враузер этим воспользовался, и срочно метнулся к хозяину, который лишь сейчас узнал своего верного кота и расплылся в улыбке. Акула хотел было открыть рот и сказать Мяунжику, что его требуется освободить от верёвок, как тот уже был за его спиной и зубами и ножом разрезал их. Наконец, сталкер был освобождён, и, схватив ближайший автомат, принялся отстреливаться от ещё больше приобалдевших бандитов. В раненых и пьяных стрелять не стал, но жестом дал понять коту, что пора бежать, что тут же было приведено в исполнение.

         Оказавшись в безопасном месте, кот с хозяином остановились отдышаться, а заодно и обменяться впечатлениями да информацией:

         — Ух! Ну, ты, Мяунжик, и учудил! Я вроде как просил тебя дома сидеть…

— И как тебя угор-раздило в плен попасть? Сидел бы й-я дом-ма, ты бы так и с-сидел связ-занным…

— Да, пожалуй. Очень даже хорошо, что ты оказался здесь. И как тебе удалось меня найти? А, ладно, неважно. В общем, слушай: цель своего похода я выполнил, найдя порядочно хабара, не столь много, как хотелось бы, но всё же. Но когда из тех аномалий выбирался, заметил бандитов — они, похоже, уже отработали систему ловли таких искателей, как я. К счастью, мне удалось запрятать рюкзак с добычей прежде, чем меня поймали, так что ничего ценного не пропало, осталось только забрать. Тут недалеко, пошли?

— Пошли. Мне тут тож-же пр-ришлось сумку ост-тавить, тож-же надо забр-рать.

— Угу… Ой, блин! Бандюки мой комбинезон отобрали, ну да ладно, возвращаться не имеет смысла.

Решив насущные вопросы, то есть забрав свое снаряжение и оказав коту и себе первую медицинскую помощь, Акула с Мяунжиком снова завёл беседу, ведь тем для общения за эту неделю нагорело множество. Кот настоял, чтобы возвращаться той же дорогой, которой пришёл он сам, так как, по его мнению, сей путь был безопаснее. Впрочем, теперь уже любая дорога была безопасна: для кота — потому что рядом был хозяин, да ещё и с оружием, для сталкера — потому что рядом был верный «боевой» кот… В человечески-кошачьей беседе или во взаимнопонимающем молчании полтора часа обратной дороги прошли незаметно, и вот уже оба путника приблизились к сталкерской базе, так и не столкнувшись на своём пути со сколь-нибудь серьёзными помехами. К удивлению бродяг, со стороны базы доносились выстрелы, даже было видно вспышки пламени, но буквально за пять минут, пока путники подошли ближе, всё стихло. Их повстречал уже знакомый коту охранник Мыкола, правда, теперь он был почему-то не таким дружелюбным, как раньше. Двое других сталкеров на блокпосте лежали раненными, похоже, им пришлось отбиваться от каких-то противников. Мыкола навёл на Акулу винтовку и громко произнёс:

— Стой! Вход временно воспрещён!

— В чём дело? Мне нужно на базу.

— А нельзя! На нас только что напали, поэтому до полудня тут будет тревога, чужих впускать не станем.

— Чуж-жих? Ну, а мяу-ня-то ты н-не узнаёшь? — Вмешался Мяунжик.

— Не… Гм! Мяунжик, да? С хозяином, что ли? Ладно, полагаю, для вас всё же я могу сделать исключение, надеюсь, никто не заметит, что одним сталкером и котом стало больше. Может, от вас и польза будет. Входите, только осторожно, ибо тревога у нас, как-никак.

— Спасибо, сторож!

— Да, кстати, аптечка имеется?

Акула порылся у себя в рюкзаке и достал оттуда синюю плоскую коробку.

— Вот, пожалуйста, армейская.

Пока Мыкола стал лечить своих товарищей, Акула с Враузером зашли на территорию, но, только оглянув её бегло, сразу же направились к главному зданию. За какие-то три-четыре часа база преобразилась: люди уже не гуляли по улице и не отдыхали, а сидели за импровизированными укрытиями, кто на корточках, кто на коленях, и, держа наперевес оружие, были готовы отразить любое нападение. Входы в здания были забаррикадированы непонятно откуда притащенными мешками с песком, так что для прохода в столь неудачный час пришедших посетителей пришлось их сдвигать. Внутри тоже всё было почти не так, как ранее, люди не спали и не ходили по коридорам, а стояли у окон, изучая в бинокли или прицелы местность. В общем, всё говорило о поднятой тревоге и хорошей дисциплине, казалось бы, самых обыкновенных сталкеров. Хозяин с котом завернули в уже известный им обоим пролёт, и вскоре зашли в мастерскую, которая, казалось, одна лишь не была задета всеобщей «мобилизацией»: техник Свинопас, как олицетворение безразличности, непоколебимо сидел на своём стуле, только уже не ковырял что-нибудь, а накручивал ус на палец и временами поглядывал в окно. На визит клиентов он сперва хотел возмутиться, но когда заметил кота, улыбнулся и ласково молвил:

— О, какие люди... и звери! Нашёл хозяина, как вижу? Я знал, Мяунжик, что у тебя получится. Вот только пришли вы в нехороший час: тут десять минут назад на нас напали наёмники, хорошо, что наших никого положить не смогли и отступили. Но боюсь, скоро они вернутся.

— Неудобно спрашивать в такой ситуации, но… не мог бы ты мне изготовить новую броню? Помнишь, был у меня комбез такой непромокаемый? Нужно что-нибудь в этом роде. Заплачу, сколько скажешь, благо, теперь имею достаточно.

— Сделаю, вон, коту твоему недавно тоже делал. Я бы и за бесплатно сделал, если бы вы нам помогли одолеть противника. А от вас, вернее, от твоего кота, может быть неоценимая польза.

— А что н-надо сдел-лать?

— Зайдите к торговцу нашему, у него есть один план. Лавка сейчас закрыта, но если скажите, что вы от Свинопаса, впустят.

— Ладно, посмотрим.

Акула с Мяунжиком, почти не раздумывая, направились, куда было велено. Случись бы такое дома, хозяин ни за что бы ни согласился на кошачьи подвиги, но теперь, когда он сам был спасён своим котом, не стал перечить. Враузер тоже был не против: свои силы он уже испытал, об опасности не думал, а помочь хозяину, да и многим другим людям, хотел. Торговец, узнав, что кто-то пришёл от Свинопаса, был удивлён, но решётчатую дверь в своё заведение тут же открыл.

— Так вы от техника? Он уже сообщил, что нам требуется?

— Говорит, у тебя есть план по одолению напавших на базу наёмников.

— А как же, есть. Не так давно мне удалось перехватить у военных партию мин, и теперь они могут сильно пригодиться. Но проблема в том, что среди нас нет сапёров, а мины реагируют на давление, схожее с давлением человека на землю. Сами понимаете: неаккуратно закопаешь — и подорвёшься вместо врага.

— И что делать? Я-то тоже не сапёр.

— Потому я и удивился, что Свинопас так быстро сапёра отыскал. Но… — торговец посмотрел на Акулу, потом на Мяунжика, потом в потолок и продолжил — …но у тебя есть кот. Он весит намного меньше человека, и потому мог бы безопасно закопать мины и даже выманить на них наёмников. А, котик, справишься?

— Пос-стар-раюсь. — Вымолвил Враузер. Не ожидав от кота человеческого ответа, торговец чуть не обалдел.

— Да, и тебе, сталкер, лучше с питомцем не идти: мины надо установить как можно ближе к временному лагерю противников, сейчас укажу его на карте, так что по человеку они могут открыть огонь, если только заметят. Закапывать взрывчатку, я так понимаю, нужно неглубоко, сантиметров на десять; когда яма будет готова, нажимаешь вот эту кнопку и опускаешь под землю. Ну, и присыпать сверху землёй желательно, чтоб всё естественно было.

— Что, сможешь, Мяунжик? Я всё равно постою поодаль, чтобы прикрыть тебя огнём, если что.

— Пос-стар-раюсь. — Вновь произнёс кот.

Торговец зашёл в подсобку, порылся там с минуту, и вынес пять штук противопехотных мин. Они оказались не особо большими и относительно лёгкими, так что все были загружены в кошачью сумку, сопровождавшую Мяунжика почти всё его путешествие. Кот, хоть и прогнулся сперва под массой металла со взрывчаткой, вскоре выпрямил спину, встряхнулся и поплёлся вслед за Акулой на улицу. За двадцать минут пребывания его с хозяином внутри, сталкеры уже слегка осмелели: кое-кто повылазил из укрытий, по двору стали ходить небольшие патрули, а иные люди и вовсе прилегли вздремнуть прям на воздухе. Те, кто ещё полдня назад смотрели на Враузера с опаской или любопытством, теперь провожали его с сочувствием и небольшой тревогой на лицах, ну, или по крайней мере, так ему показалось в темноте. Впрочем, вероятно, большинство были осведомлены о подвижнических намерениях животного: охранники, пришедшие на смену раненым, даже махнули коту вслед и пожелали удачи, а Мыкола и вовсе чуть было не пошёл вслед за ним. ...Через некоторое время сталкер с Мяунжиком уже был в опасной близости от временного лагеря противника: разбили наёмники его почти что под самым носом у одиночек, явно не собираясь оставаться в нём надолго, так что наши путешественники подоспели вовремя.

— Значит, Мяунжик, дальше мне нельзя, но ты не переживай: когда управишься, я буду здесь же. Запомнил, как мину устанавливать? Вот и хорошо. Дерзай!

— Мяу!

Кот пригнулся к земле и стал ползком подбираться к врагам, укрываясь под одинокими травинками и покровом ночи. Вскоре началась и вовсе открытая местность, где днём было бы совершенно бесполезно пытаться спрятаться — именно здесь и предстояло устроить ловушку. Враузер оглядел окрестности — в сотне метров на фоне походных палаток виднелось несколько человеческих фигур, очевидно, наёмников, которые, к счастью, не разглядывали местность через тепловизоры, так что его заметить не могли. Мяунжик быстро приступил к делу: снял с себя сумку, лапами стал раскапывать рыхлую землю и, вырыв яму необходимой глубины, взял в зубы мину и аккуратно опустил туда. Снова огляделся по сторонам — ничего не поменялось, фигуры наёмников стояли недвижимо, будто бы те спали стоя. Теперь надо присыпать ямку так, чтобы она выглядела естественно — с этим кот справился, пожалуй, даже лучше, чем с выкапыванием, насыпая землю не только лапами, но и всем телом. Одна есть, осталось четыре. Враузер отошёл на три метра вбок и повторил операцию. Затем снова, и снова, и вот уж осталась последняя мина, но и она юркнула под землю и столь же аккуратно яма с ней была вновь засыпана. «Ура, очередная операция справлена. Остаётся только дать знать хозяину, что пора уходить, а заодно и приманить к этому месту врага. Как это лучше сделать? Точно, громко мяукну!» — Мяунжик сел на задние лапы, вытянул шею вверх, набрал в грудь побольше воздуха и исполнил то, за что получил свою кличку. «Мяу!» эхом пронеслось по ночной тишине, часовые наёмников от сего звука как будто бы вышли из транса и закопошились, а Акула ответил своему питомцу тихоньким свистом. Пора удирать — кот вскинул на плечи теперь уже невесомую сумку и помчался назад, вскоре уж вместе с хозяином вновь оказавшись на базе.

Утомлённые от великих дел и напряжённого дня, кот со сталкером немедля отправились спать, сперва только доложив о выполнении задания торговцу с техником. Их покой был нарушен лишь на рассвете: четыре почти одновременных громких взрыва содрогнули все окрестности, озарили яркой вспышкой пока ещё тёмную местность и вибрацией прокатились по стенам здания. Все обитатели базы поподскакивали к окнам — посмотреть на произошедшее, но увидели лишь четыре воронки на земле, дымок в воздухе, да нескольких оставшихся наёмников, уносивших на своих плечах шестерых контуженых соратников. Пятая мина то ли не сработала, то ли не была задета, но теперь уже это было неважно. О новом нападении на базу не могло быть и речи: противники потеряли как минимум треть своих сил, так что испугались (или посчитали бесполезным) продолжать атаку — с их стороны полетели лишь отборные ругательства да одна невзведённая граната, брошенная кем-то от злости в ствол ближайшего дерева. Среди сталкеров раздались крики ликования, любой на базе уже знал, кто устроил наёмникам такое угощение и спас базу, так что где бы ни проходили Враузер с Акулой, всюду их чествовали, а то и пытались взять кота на руки или хотя бы погладить. Узнав, что они собираются уходить, торговец подарил Акуле отложенный для себя ценный артефакт — на память, а Свинопас, успевший уже выполнить заказ, пригласил сталкера на бутылку прибережённого для особых случаев французского вина, а кота — на неизвестно откуда добытый «Вискас».

— Вот это вы знатно сделали! Спасибо вам от имени всей нашей базы. Вы пока там геройствовали, я сделал броньку, не хуже старой, вот гляди. Дал в основу комбинезон «Сева», так что непромокаемым будет, да ещё и непроницаемым для аномалий, а бронежилет прифига... приделал от армейского «Берилла», так что можно будет хоть грудью пули ловить! И всё это за бесплатно, для оказавших нам такую большую услугу.

— Спасибо, спасибо. Что ж, до встречи?

— Идёте домой, да? Бывайте, и щасты вам!

Переступив уже столько раз переступленный порог, Акула и Мяунжик гордой походкой покинули главное здание и, слегка побродив по освещённому едва вышедшим из-за горизонта солнцем дворику, направились на выход. Теперь уже ничего не могло показаться, а так и было: сталкеры смотрели на них, как на героев, ещё и прихлопывая и присвистывая вслед, а Мыкола с охранниками дополнительно поблагодарил их лично. Вот уже путешественники взобрались на холм, с которого меньше суток назад кот высматривал аномалию в поисках артефакта, чем не забыл похвалиться хозяину, вот уже они топают по болотам. Здесь Враузеру посчастливилось опять встретиться со своими сородичами, которые сразу припомнили его и обменялись парой фраз на своём родном, кошачьем языке. Вот дорогу перегородил жирный кабан, который, услышав автоматный выстрел, сразу сбежал в камыши. Ещё два часа ходьбы, и вот уже вдали виднеется проволочный забор — граница Зоны. Здесь не было дырки, как в том месте, где пролазил Мяунжик, но совсем рядом росло дерево — влезши на него, Акула подхватил кота, переместил его на ту сторону кордона, а после и сам спрыгнул на Большую землю. Оружие теперь ни к чему — хозяин аккуратно сложил приклад автомата, отсоединил магазин и впихнул его в и так толстый рюкзак. Враузер дёрнул зубами за ремешок на лапе, отсоединив от неё нож, и тоже сложил его в свою походную сумку. Вокруг уже знакомые места, дружелюбные и спокойные, но всё-таки чуть-чуть скучные. Откуда-то доносится лай соседских псов, вон соседский ребятишка хотел пульнуть в кота камнем, но отступил, увидев грозное лицо хозяина; ещё пятнадцать минут — и наши сталкеры дома...

После возвращения из Чернобыльской Зоны отчуждения, Акула зажил припеваючи, ведь добыл столько хабара, что ему хватило бы на всю оставшуюся жизнь. Выстроил себе двухэтажный дом рядом со старой лачугой, а потом занялся благотворительностью: помогал бедным людям и животным, а также приручал некоторых зверей, в основном котов. А на выходные любил заходить в Зону, правда, не дальше Кордона, ведь теперь это уже был не способ заработка, а возможность отдохнуть от суеты мира сего. Мяунжик же получил ценный опыт выживания, впрочем, мало необходимый для столь мирных условий жизни. Зато скучно теперь ему не было: заведённые хозяином коты составили Враузеру хорошую компанию, даже на время Акулового отсутствия. Кстати говоря, в такие моменты завистливые соседские псы иногда совершали «набеги» на кошачье царство, и Мяунжику с сородичами приходилось давать им отпор, но, благо, с его опытом и умениями это было скорее развлечением, нежели какой-то проблемой.

Примечания

  • Рассказ был написан в рамках конкурса, проводившегося на S.T.A.L.K.E.R. Wiki, и занял там II место. Блог с первой публикацией рассказа можно увидеть по ссылке.