ФЭНДОМ


Засада Рыкалы — тринадцатая история первого цикла «Приключения кота Мяунжика Враузера». Перед прочтением рекомендуется ознакомиться хотя бы с первой историей цикла.

Читать!

Весенний вечер. Котята, живущие во дворе, как всегда в это время, гурьбой вывалили из подвалов наружу и застыли в ожидании. Ждать пришлось чуть дольше обычного, многие уже заволновались, что кот Мяунжик Враузер сегодня может не прийти рассказывать историю, но тут как раз он и появился.

— Привет, Мяунжик! Будет сегодня рассказ?

— Ах, да, конечно. Слушайте!

Рыкала-грабитель

Итак, котята, как вы знаете из прошлой истории, шайке Рыкалы после месячного заточения удалось бежать из тюрьмы, мало того, их не удалось поймать, так теперь псы разгуливали на свободе. Была, конечно, какая-то вероятность, что некоторое время собаки не будут отсвечивать, чтобы спокойно накопить силы, но вскоре и такая надежда рухнула. Вместо того чтобы тайком возобновлять свои ресурсы, собачья банда вдруг решила делать это громко, а именно попросту грабить котов-прохожих на улице. Хотя псы и одевали на морды наполовину скрывавшие их маски, никто не сомневался в том, что это были именно подельники Рыкалы с ним самим: во-первых, оставшиеся половины морд всё же слишком напоминали Рыкалиных псов, а во-вторых, разбой начался как раз вскоре после побега этой шайки. Не было ясно, то ли Рыкала таким образом хотел поскорее награбить разных полезностей, чтобы закупить у Бобика-затулянта новое снаряжение, то ли просто это был его очередной план запугивания горожан, как в случае с Белдогом, но совершенно ясным являлось одно: это нужно было прекратить.

Для начала требовалось выйти на собак. Самому мне это было бы сделать сложно, поскольку Рыкалина шайка не настолько глупа, чтобы пытаться ограбить того, кто уже задавал им по первое число, так что я решил попросить подсобить в этом деле одного из коллег по работе в КотНИИ — Мяучера. Он сразу же согласился: ещё бы, кто б из котов не желал поучаствовать в наказании разбушевавшихся собак? Итак, мы с Мяучером договорились: он будет, как ни в чём не бывало, разгуливать по городу с объёмной сумкой на спине, а я скрытно следовать за ним. В какой-то момент на него должны были положить глаз собаки, и вот тут-то мне следовало напасть на отвлёкшихся псов и показать им всеми доступными средствами, что грабить нехорошо. Обсудив все подробности нашего плана и различные вариации поведения при ограблении, мы отправились на дело.

С четверть дня пришлось шататься по городу безуспешно, вероятно, псы в это время «промышляли» в других его частях, или же пристально следили за выбранной жертвой, однако через некоторое время после полудня Мяучер всё же набрёл на собак, вернее, они вышли на него. Произошло это на одной из боковых улиц, ведущих к центральной площади. Лишь только Мяучер свернул на эту улочку и прошёл по ней пару шагов, как тут из-за углов двух стоящих по обе стороны улицы зданий выскочило пятеро или шестеро псов в масках и при оружии. Горожане были правы: и впрямь, за одной из масок явно вырисовывалась Рыкалина морда, за другой — Бобика-террориста, остальных же собак опознать с первого взгляда было труднее, но наверняка это были всё те же псы, что были с Рыкалой при побеге из тюрьмы, ведь главарь вряд ли мог успеть набрать новых членов шайки.

Итак, собачья банда окружила кота, Рыкала подошёл к Мяучеру почти вплотную и, указывая мордой на его сумку, прорычал:

— А ну, котяра, отдавай всё, что несёшь!

— Да, гони сумку, а то хвост отрежем! — поддакнул главарю кто-то из соратников.

Несмотря на всю пугающую обстановку, Мяучер не потерял самообладание, видимо, так как был уже готов к подобному, или поскольку знал, что я спрятался где-то рядом, и, как ни в чём не бывало, спокойно ответил:

— Я лучше оставлю своё добро при себе.

— Экая борзота объявилась! А ну, хапай его сумку!

Мяучер ловко увернулся от прыгнувшего на него Бобика-террориста, но скинул свою ношу на землю. Довольный пёс ухватил добычу и со всей силы распахнул сумку, как тут из неё на собак выскочила специально подговорённая и подложенная туда тройка крыс.

— Фу, ненавижу пацюков[1]! — заорал один из псов, поспешно оттесняясь подальше от грызунов, — Они мне всю шерсть погрызут!

Пока собаки были в замешательстве от столь неожиданной «добычи», я незаметно подобрался к ним, да и куснул за лапу того пса, который боялся, как бы этого не сделали крысы. Псина от этого взвыла, и теперь внимание грабителей переключилась с Мяучера и крыс на того пса и на меня.

— Мяунжик, ишь ты! — изумился главарь.

— Что, думали безнаказанно грабить горожан? Как бы ни так! — и с этими словами я подскочил к главарю и дал ему правой передней лапой такого подзатыльника, что он аж повалился на землю.

Грабители привели в боевое положение и направили на меня свои пистолеты, а я, не дожидаясь, пока словлю пуль, сделал сальто, прыгнув на Бобика, и перехватил его оружие. Мимо меня, вернее, за мной просвистело несколько пуль, правда, ни одна меня не задела. Теперь у меня тоже был пистолет, и я мог бы отстреливаться, но посчитал это неразумным: в узком проулке стрелять эффективно лишь при численном превосходстве (которое было на стороне собак), а в остальных случаях выгоднее драться вблизи. Сделав всё же на ходу два выстрела, я обнаружил, что патроны в магазине кончились, вероятно, псы не готовились к масштабным боевым действиям, или же попросту не успели награбить средств на боезапас, так что решение перейти на лапопашную битву было идеальным. К слову, Мяучер тем временем потихоньку покинул место драки, поскольку был поваром, а не бойцом, но, наверное, находился где-то неподалёку. Я же сделал несколько прыжков с одной стороны улицы на другую, таким образом не давая псам как следует прицелиться, и, наконец, ловко напрыгнул на одного, который в этот момент как раз стрелял. Приданный мною этому псу импульс резко развернул его вбок, пёс же не успел забрать лапу со спускового крючка, и в результате выстрелил совсем не в том направлении, ранив своего товарища. Товарищем этим оказалась та самая собака, которую я перед дракой укусил за лапу, так что, поняв, что дабы не схлопотать ещё чего, надо валить, она пустилась наутёк.

Тут ко мне подкрался Рыкала: похоже, он быстро очухался от подзатыльника и ещё и успел обойти ближайшее здание, чтобы оказаться за мной. Главарь укусил меня, но лишь вырвал зубами клок шерсти, я нанёс ему в ответ перекрёстный удар двумя передними лапами. Теперь я находился спиной к остальным псам в довольно неудобном положении, но почему-то никто не стрелял: то ли у всех тоже было в магазинах по два патрона, то ли собаки боялись задеть главаря, стреляя в меня. Тем не менее, вместо пальбы ко мне подошёл Бобик, но тут же пожалел: я со всей силы откинул его назад метра на три одним из своих любимых приёмов — ударом задними лапами. Внезапно на треть дюжины оставшихся с Бобиковой стороны собак обрушилась сеть — ай да Мяучер, ай да молодец: таки сумел осуществить один из вспомогательных элементов нашего плана! Теперь опасность исходила только со стороны Рыкалы, вот он и подоспел, чтобы нанести очередной удар, но как раз вовремя: когда я был готов его отразить. Главарь замахнулся когтистой лапой, как тут я подставил две свои и перехватил её. Теперь я со всей силы дёрнул Рыкалу за лапу вбок, словно мышь за хвост, эдак на четверть круга, и пёс, не устояв на трёх остальных, рухнул наземь, да ещё и вслед за лапой ударился о ближайшую стену, выронив и так бесполезный пистолет.

Тут поднялся на лапы Бобик-террорист и собирался наскочить на меня, но я отпрыгнул в сторону, и пёс упал прямо на лежавшего рядом Рыкалу. Бобик опять попробовал напасть, но я опять дал отпор. Четверо псов, оказавшихся под сетью, тем временем выпутались, но приняли решение уйти от греха подальше и потихоньку расползлись. Против меня остались лишь Рыкала с Террористом, причём оба с одной стороны, так что моё положение стало выгодным. Совершив несколько бесплодных попыток нанести мне существенный удар или снова зайти с двух сторон, псы отступили на несколько шагов, чтобы придумать что-нибудь ещё, я же за это время успел лизнуть на себе место вырванной шерсти и принять максимально удобную боевую стойку. Наконец, Рыкала на что-то решился, подмигнув Бобику, да и со всей скоростью помчался в мою сторону, за два метра от меня высоко подпрыгнув. Я так и не узнал, что должен был в это время делать Террорист, поскольку не дал Рыкале развить атаку: когда он был почти что надо мной, я перекувыркнулся на спину и принял пса всеми четырьмя лапами, а затем сделал полукувырок в обратное положение, одновременно отбросив главаря прямо в приближавшегося ко мне Бобика. Столкнувшись друг с другом, оба пса вдруг резко развернулись ко мне спиной и принялись сматываться, словно убегая от своры волков. Догнать я их не смог, поскольку укушенный бок не позволял слишком быстро бежать...

— Вот и конец истории!

— Забавно!

— До свидания?

— До свидания!

Сноски

  1. Пацюк — крыса (укр.)